Настоящий борец

В Казахстане все еще остается немало русских людей. И защитой их прав никто не занимается. Более того, одного из немногих защитников упекли за решетку.

Осужденный к семи годам лишения свободы Ермек Тайчибеков считает, что автором политики выдавливания русских из Казахстана является экс-президент Нурсултан Назарбаев. Об этом говорится в обращении заключенного, которое его сторонники переслали в редакцию «СП».

«Многим из нас хочется верить в сказку про доброго царя и злых бояр. Но это совсем не так», — пишет Тайчибеков.

Он отмечает среди прочего, что русский язык используется наравне с казахским, но не обладает государственным статусом. Также среди работников бюджетной сферы и государственного аппарата доля русских уменьшилась в 10 раз, а в силовых органах власти (Национальная гвардия, армия, полиция, прокуратура) в 50 раз. На январь 2021 года, доля русских, получающих заработную плату из государственного бюджета составляет менее 4%, тогда как удельных вес русских от общего населения Казахстана 20%.

«Это целенаправленная политика Назарбаева Нурсултана Абишевича. Не казахов. А именно его, Назарбаева», — утверждает Тайчибеков. — Чем быстрей поймут в Кремле, тем лучше».

Советник 1-го класса МИД РФ в отставке, писатель, историк Александр Афанасьев рассказал «СП», как формировалась такая политика.

— Я работал в Казахстане при Назарбаеве с 1993 по 1996 годы — в ельцинский период. Уже тогда там начинались процессы отторжения от России. Мы в посольстве обратили внимание, что газета «Казахстанская правда» на казахском языке была в разы толще, чем то же издание на русском и заказали сопоставление. Оказалось, что в «толстом» варианте больше негатива о России, а на русском все приглажено.

Назарбаев был политик тонкий, но властитель восточный. Очень блюл власть. Она была для него всем. И когда на президентские выборы свою кандидатуру собрался выставить поэт, прозаик, мыслитель Олжас Сулейменов, Назарбаев включил его в делегацию во время поездки в Японию. И там за столом, рассказывали мне, обратился к Сулейменову, назвал его великим человеком и посоветовал не лезть в «это дерьмо» — политику. Когда тот не внял, на него завели уголовное дело, и он снялся.

Формально отношение к русским в Казахстане было уважительным. Русская община была представлена и Совете национальностей, пусть этот орган ничего и не решал. Вместе с тем, знаки внимания русской общине оказывались только накануне выборов. Как только выборы заканчивались, могли быть и гонения. С проявлениями национализма можно было столкнуться и в общественном транспорте. Людей провоцировали, чтобы выплюнуть в лицо, мол, вы — оккупанты.

Стали проводить параллель и с царской Россий, и с советской Россией. Обвиняли, в том числе и СССР, в оккупации. Однажды на официальном приеме в статусе советника я обратил внимание местных, что упрекая русских в угнетении в прошлом, они сами в настоящий момент, будучи титульной нацией, могли бы проявить терпимость к малым нациям в Казахстане: к русским, немцам, украинцам. Это было воспринято с энтузиазмом, но на деле ситуация ухудшалась.

«СП»: — Какова здесь роль лично Назарбаева?

— Назарбаев под влиянием общественных настроений дрейфовал вправо, к национализму. Представители южного жуза, выходцем из которого он был, однажды предлагали ему провозгласить ханство, обещая провозгласить ханом именно Назарбаева. Он отказался, сославшись на свою «низкородность». То есть ради самоутверждения они готовы были провозгласить ханом даже низкородного. Происходило выдавливание русских, немцев (которых было 900 тысяч). Многие немцы уехали в Омскую область, где основали свои немецкие поселения.

Неудивительно, что в мою бытность консулом, мы в один год выдали 54 тысячи российских гражданств. Тогда его можно было оформлять прямо на месте для тех, кто отказался от гражданства Казахстана. Люди ради этого зимой толкались в гигантской очереди, жгли, ожидая, костры на улице, чтобы не замерзнуть. Лишь бы получить гражданство России! Люди уезжали, даже не оформляя гражданство. На многих давили, предлагали продать квартиру за бесценок.

В 1993 году русских в Казахстане было 43%, казахов — 39%. То есть казахи там были малой нацией. И выдавливание русских было нужно, чтобы титульная нация была в большинстве. Были и такие националисты, которые хотели оставить немного русских — 2 млн. человек, но только чтобы они были шелковые, жили там и не «возникали». При этом лично Назарбаева в каких-то антирусских фразах или настроениях подловить никогда не удавалось.

«СП»: — Он обладал властью и имел возможность проявлять свои предпочтения на деле, а не на словах…

— Одно из его дел — перенос столицы. Английский историк Тойнби писал, что столицу надо максимально приближать к враждебным государствам, чтобы контролировать ситуацию. Перенос столицы из Алматы в Акмолу (потом Астана, сейчас Нур-Султан — авт.) Назарбаев продавливал жутким образом. Южный жуз не соглашался, потому что Алма-Ата была его столицей. И тогда Назарбаев схитрил и попросил согласиться с переносом в свой день рождения в качестве подарка. И все согласились.

В новой столице казахов было немного. Но потом началось их переселение туда, включая уголовные элементы. Начались сепаратистские настроения, возбуждаемые казаками, которых в Казахстане очень много везде, в том числе в южных районах. Но русский сепаратизм проявился в основном на севере. У Назарбаева была договоренность с Ельциным не поддерживать это.

Националистические настроения прогрессировали, но имели при Назарбаеве подспудный характер. Сейчас, несмотря на евразийский вектор Казахстана, стали крепнуть связи с Турцией. Для Анкары были открыты все возможности. Пантюркизм пришел в Казахстан. Последние события, когда мы видим на улицах — давление на русских из-за незнания казахского языка при том, что и среди казахов его знают далеко не все, и вовсе настораживает.

«СП»: — Думаете, это работа Токаева?

— Он выпускник российской Дипломатической академии. Я ее курировал от МИД в то время, когда он учился. Он был обычным учащимся, но довольно быстро, через головы других, стал министром иностранных дел. В Казахстане сильны родственные связи. Видимо, Назарбаев его продвигал… Назарбаев ушел только формально. Но фактически, власть остается у него. Решает вопросы он. Процессы вроде отказа от кириллицы и перехода на латиницу бы, есть и будут.

Думаю, Казахстан не повторит судьбу Украины, но спекулировать на этом будут. Наши люди там второсортные граждане.

В свою очередь Марлен Тайчибеков напомнил, что его брат Ермек связывает надежду на освобождение с Россией.

— Слушание по апелляции еще не назначено. Основания для пересмотра приговора имеются. Так, суд принял экспертизу московского специалиста, но не взял ее внимание. Наши ходатайства полностью проигнорированы и не отражены в приговоре. Как будто мы молчали, будто не было нас. В приговоре только цитаты филолога-эксперта из Шымкента. Она в 2015 году участвовала в суде по его первому делу в том же качестве. У нее предвзятое отношение к брату. Не исключено, что Ермеку «сошьют» еще одно уголовное дело.

«СП»: — Политический фон в Казахстане сейчас не лучший для пересмотра дела Ермека. Число инцидентов с участием националистов зашкаливает…

— Я, честно говоря, огорчен до глубины души, видя воочию тех казахских нацистов — погромщиков нацменьшинств дунган, за которых в том числе (помимо русских) заступился мой брат, за что получил срок 7 лет строгача. Так вот эти «нацики», отсидев год в СИЗО, выпущены досрочно. В Казахстане их называют национальными героями, как будто они с войны пришли, защищая свою землю. А по факту громили таких же коренных жителей Казахстана.

Уголовка Ермека — это не внутреннее дело Казахстана, а чисто русский интерес во всей Центральной Азии. Америка приходит с идеей «американская мечты». Ее она хорошо продает в бывших советских республиках. В странах постсоветского пространства нужна новая идея либо хорошо забытая старая. Тогда будет что-то единое. Россия на правах правопреемницы Советского Союза должна задать новый импульс, объединяющий наши страны в один кулак.

«СП»: — Ермек отправлял в Россию просьбу о предоставлении ему нашего гражданства. Есть какой-то результат?

— На обращение Ермека, отправленное через его адвоката Галыма Нурпеисова в посольство России в Алма-Ате, ответа до сих пор нет. На наше обращение в МИД РФ от свидетелей защиты, которых проигнорировал судья, не допросив по делу брата, мы получили отписки и переадресацию в правоохранительное ведомство. Но мы не питаем иллюзий и не ждем от него положительного решения о гражданстве. Тут нужна политическая воля.

В России есть Захар Прилепин, Сергей Михеев, Николай Стариков — известные медийные персоны, которые уже несколько лет говорят о том, что российское гражданство надо давать всем желающим, особенно, если человек защищает самоотверженно Русский мир. Случай Ермека вообще вопиющий. Может, эти политики помогут?

Брат у меня — настоящий мужик. Далеко не каждый в тюрьму пойдет на 7 лет за Русский мир.

Источник: «Свободная пресса»