Крокодилы, бегемоты и зеленый попугай…

Похоже, сирийская кампания породила некое головокружение от успехов. На полном серьезе начинается разговор о создании военных баз в нескольких африканских странах. При этом стоимость  этой экспансии запредельная, а целесообразность — весьма сомнительная.

Возросшая военная мощь России, подкрепленная успешным примером помощи сирийскому президенту Башару Асаду, который едва ли уже не стоял на коленях перед Западом, но смог окрепнуть именно благодаря российской поддержке, заставила многие страны обратить внимание на это фактор обеспечения стабильности. С Москвой старается дружить Китай, не уступающий ей по наличию боевых «мускулов». Боготворит Россию Венесуэла, прилет в которую двух стратегических бомбардировщиков Ту-160 и гарантия военной поддержки существенно укрепили позиции президента Мадуры, который стал более смело показывать кукиш США.

Словом, партнерские отношения в военно-техническом сотрудничестве в последние годы у нас бурно развиваются со многими странами. Образно говоря, с Россией сейчас стало модно дружить.

Вот и Фостен-Арканж Туадера, президент Центральноафриканской Республики (ЦАР), на днях заявил, что всерьез рассматривает возможность создания в его стране российской военной базы. Он сразу после панафриканского саммита в Сочи, который прошел 23 октября и собрал представителей 54 стран «Черного континента»: предложил свою территорию Путину под военное присутствие.

Впрочем, эффекта «разорвавшейся бомбы» предложение Банги не произвело. ЦАР еще в октябре 2017 высказала просьбу о военно-политическом сотрудничестве с Россией. И получила помощь в виде российских вооружений. Правда, достаточно устаревших (автоматы Калашникова и винтовки Мосина образца 1944 года). Но эта помощь была безвозмездной.

Плюс — в ЦАР отправились российские инструкторы, которые обучают местных военных обращаться с оружием. Помимо этого минувшим летом 30 российских военнослужащих отправились в ЦАР в рамках миссии ООН.

Некие намеки на желательность российского военного присутствия в Центральной Африке звучали и в прошлом году. Сейчас президент Туадера заявил об этом в открытую, не забыв добавить, что просит Россию предоставить ЦАР дополнительную военную помощь. То есть — вы нам оружие, а мы вам территорию под военные базы!

Важно отметить, что подобные предложения Москве от представителей «Черного континента» в последние годы все настойчивей звучат не только из ЦАР. Известно, что еще в ноябре 2017 года к Путину с аналогичной идеей специально прилетал в Сочи президент Судана Омар аль-Башир. По мысли враждовавшего с Западом суданского лидера, Москве могла бы очень пригодиться собственная военно-морская база на побережье Красного моря. А именно — в городе Порт-Судан.

Почти одновременно на ту же тему высказался и глава комитета по обороне и безопасности парламента Судана Аль-Хади Хамид. Он заявил, что его республика готова разместить российскую военную базу на берегу Красного моря, так как это, дескать, поможет «в борьбе с контрабандой и работорговлей».

Хамид даже, по его словам, сумел обсудить все это не только с Путиным, но и с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. Что, очевидно, должно было означать: обговаривались даже некие практические детали столь неожиданной африканской инициативы.

Тогда эта тема наделала много шума в российском медиа- пространстве. Но, судя по дальнейшим событиям, Кремль предпочел пока воздержаться от внешне заманчивой военной экспансии в Красном море. Возможно — потому, что и наша военная база Хмеймим в Сирии весьма затратна для российского военного бюджета. Хотя от Порт-Судана рукой подать и до Индийского океана, и до Средиземного моря, где все активнее несут службу наши боевые корабли.

Как будет теперь с вариантом, предложенным Кремлю центральноафриканцами?

— Современная Африка переживает расцвет иностранного военного присутствия, — говорит политолог Александр Зимовский. — На сегодняшний день 13 зарубежных государств разместили в разных странах «Черного континента» своих военнослужащих. Традиционно больше всего французов, около восьми тысяч штыков. Зато американцы берут количеством объектов — они находятся в 34 точках африканского континента.

Африканская специфика в том, что там есть и военные базы, и так называемые аванпосты. Наиболее насыщенная иностранными войсками точка — Африканский Рог, где расположены 11 иностранных военных баз.

В ЦАР также уже есть иностранные военные, из Франции и США. Россия на сегодняшний день представлена там частной военной компанией и небольшим военно-логистическим комплексом.

По факту, иностранное военное присутствие в Африке представляет для местных властей, кроме всего прочего, доходный бизнес на аренде земли. Джибути, скажем, ежегодно получает более 300 миллионов долларов за счёт иностранного военного присутствия на своей территории.

Другие страны-члены Африканского Союза, бывшие прежде колониями Франции, размещают французские военные базы в результате двусторонних военных соглашений. В данном случае речь уже идёт не столько о выгодах аренды, сколько о поддержании режима безопасности для конкретного правительства конкретной африканской страны: «Мы вам безопасность — вы нам примат наших экономических интересов».

Собственно, этим мотивация размещения иностранных баз в Африке обычно и исчерпывается. В реальной жизни хозяева военных баз просто переносят свои конфликтные поля в Африку. Скажем, Китай и Индия теперь соперничают в Африке. Объединённые Арабские Эмираты используют Эритрею как базу для операций в Йемене. Американцы со своих баз и аванпостов проводят операции беспилотников, военные тренировки, акции прямого военного участия и миссии, которые прикрыты «гуманитарным» лейблом. И развивают соответствующую инфраструктуру, логистику, перебрасывают военный персонал.

Присутствие России в ЦАР имеет юридическое обоснование. У нас есть мандат ООН на военно-техническую помощь властям этой страны и на обучение местных военнослужащих.

Тема военной базы возникает не впервые, в начале 2018 года центральноафриканские власти уже публично артикулировали это предложение.

Часто забывают, что мы в африканских делах — не новички. На сегодняшний день у Москвы 19 соглашений о военном сотрудничестве со странами Африки к югу от Сахары. В ООН 54 государства представляют Африканский континент. Это внушительная сила для поддержки российских дипломатических многоходовок в международных делах. И голоса представителей названных государств в этом деле никогда Кремлю не помешают.

И потом: у России нет «проклятого колониального прошлого». В Африку мы всегда приходили как верные и надёжные союзники. На нас там «аллергии» нет. Напротив, во многих африканских странах на Россию смотрят как на державу, которая не позволит бывшим колонизаторам «борзеть». И если уж Россия собирается и дальше проводить политику проекции силы, игнорировать разумные и перспективные предложения, такие, как от ЦАР, было бы недальновидно.

Но вот посмотрим на такой нюанс: а хватит ли России сил, чтобы содержать такую нужную в политическом и стратегическом отношении военную базу в ЦАР? Одно дело — поставлять туда инструкторов и винтовки Мосина. Совсем другое — наладить работу полноценной базы.

Расходы в Сирии на аэродром Хмеймим и военно-морскую базу в Тартусе показал, что это для нашего Минобороны «игра на износ». Тянуть-то тянем, даже подкрепление в виде бронетехники и сил военной полиции обеспечиваем, но уже очевидно, что со скрипом.

База в Африке — это сложность в ее содержании и удаленность от России. Держать там, к примеру, стратегические бомбардировщики Ту-160, которых на вооружении ВКС сейчас всего лишь 16 единиц, достаточно накладно. Расстояние от Москвы до столицы ЦАР Банги по прямой — почти 6 тысяч километров. Особо не налетаешься. А выхода к морю у республики нет, так что бронетехнику и средства ПВО придется доставлять именно по воздуху.

Потенциал российской армии сейчас просто не позволяет разбросать ее составляющие по всему миру, как это делают американцы. Силы у РФ сейчас не те, и, если скажем, Вооруженные силы СССР такие задачи выполняли легко и могли заглядывать в подбрюшину США, то нынешняя наша армия на такие задачи в полном объеме, увы, не способна.

Тем не менее, Россия вряд ли откажется от подобного предложения и «обменяет стеклянные бусы на золото» — свое военное присутствие в ЦАР обозначит. И дополнительную технику, скорее всего, поставит (пусть и не автоматы Калашникова), но уже снятое с вооружения и пылящееся на складах.

Африка нам не чужая. Тем более, что там идет жесткая конкуренция многих стран за сферы влияния. Так что «вложиться» в ЦАР целесообразно.

Источник: «Свободная пресса»