Самоубийство со связанными руками…

Как мог рядовой совершить акт суицида, если его руки были связаны скотчем, а на голове находился пакет, также примотанный к шее клейкой лентой? Однако следствие этот факт не смущает…

Прокуратура передала в суд расследованное военным следственным отделом Следственного комитета России (СКР) по Воронежскому гарнизону уголовное дело в отношении капитана Дмитрия Прохорова — начальника вещевой службы мотострелкового полка, где в феврале 2019 года погиб рядовой Степан Цымбал. Следствие отвергло версии об убийстве, доведении до самоубийства или нанесении тяжкого вреда здоровью срочника, увидев лишь превышение полномочий в избиении капитаном рядового Цымбала и отдаче ему незаконных приказов найти пропавшую водку — после этого рядового нашли со связанными руками и пакетом на голове. Впрочем, такая квалификация действий капитана может принести ему наиболее тяжкое наказание.

О передаче в Воронежский гарнизонный военный суд уголовного дела в отношении капитана Дмитрия Прохорова, начальника вещевой службы мотострелкового полка в Богучаре Воронежской области, сообщил адвокат Сергей Локтев. По инициативе «Зоны права» он представляет интересы матери Степана Цымбала. Капитана Прохорова обвиняют в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий (п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, от трех до десяти лет лишения свободы).

Степан Цымбал был найден мертвым в палатке для мытья посуды на полигоне Погоново под Воронежем вечером 10 февраля 2019 года. На следующий день военный следственный отдел СКР возбудил дело об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ; впоследствии было прекращено), поскольку имелись признаки насильственной смерти. В постановлении о признании матери срочника потерпевшей тогда указывалось, что Степана Цымбала обнаружили сидящим на полу палатки для мытья посуды, его руки были связаны скотчем, а на голове находился пакет, также примотанный к шее клейкой лентой.

Обнаружению тела предшествовал инцидент с капитаном Прохоровым, произошедший несколькими часами ранее. После застолья с сослуживцами офицер обнаружил пропажу из своего автомобиля двух ящиков водки «Нефть» и начал ее поиски. Он вошел в палатку, где, согласно распорядку, спал рядовой Цымбал, нанес ему не менее четырех ударов и потребовал к вечеру вернуть ящики.

Испугавшийся рядовой, не имевший отношения к пропаже алкоголя, предложил офицеру деньги, но тот отказался. На допросе свидетели заявили, что Степан Цымбал сильно испугался и начал заикаться.

После опубликования деталей произошедшего в СМИ глава СКР Александр Бастрыкин поручил подчиненным отработать все версии случившегося, «активно исследовать роль командования части» и выяснить, в каких отношениях погибший находился с сослуживцами. Сергей Локтев рассказал “Ъ”, что дело о превышении полномочий основывается на четырех ударах, которые капитан Прохоров нанес рядовому (их нанесение подтвердили свидетели и судмедэкспертиза), а также на незаконных приказах, касавшихся поиска пропавшей водки. «О смерти Цымбала у следствия осталась единственная версия — самоубийство, но мы не принимаем официальную позицию следствия»,— пояснил адвокат. По словам господина Локтева, следствие проводило проверки (изначально в отношении неустановленных лиц) на предмет вероятного убийства, нанесения тяжкого вреда здоровью, доведения до самоубийства и превышения полномочий, но пришло к выводу именно о превышении полномочий в действиях капитана Прохорова: наказание по этой статье для него с учетом обстоятельств дела может оказаться наиболее тяжким. Других подозрений в отношении капитана Прохорова не выдвигалось; совокупности преступлений следствие не обнаружило, пояснил Сергей Локтев.

Родственники погибшего, напомним, отвергают версию самоубийства, полагая, что рядовой не мог самостоятельно оказаться со связанными руками и пакетом на голове.

Однако собеседник “Ъ”, знакомый с ходом расследования, считает, что убить рядового не могли, об этом якобы говорят детали дела.

Собеседник “Ъ” напомнил, что статьи УК о доведении до самоубийства, об убийстве и о нанесении тяжкого вреда здоровью могут предполагать и более суровое наказание, чем возможное в рамках предъявленного капитану Прохорову обвинения, но лишь при доказанных тяжких обстоятельствах. В деле капитана Прохорова таких обстоятельств могло не оказаться, пояснил он позицию следствия.

Капитан Прохоров после гибели солдата написал явку с повинной. По данным ГТРК «Воронеж», он отвергал свою причастность к смерти рядового и угрозам, но не отрицал факт пропажи водки и вероятное нанесение ударов, «чтобы разбудить» рядового; офицер уже уволен из армии. В Воронежском гарнизонном военном суде пояснили “Ъ”, что дело может поступить для рассмотрения на предстоящей неделе.

Прокуратура передала в суд расследованное военным следственным отделом Следственного комитета России (СКР) по Воронежскому гарнизону уголовное дело в отношении капитана Дмитрия Прохорова — начальника вещевой службы мотострелкового полка, где в феврале 2019 года погиб рядовой Степан Цымбал. Следствие отвергло версии об убийстве, доведении до самоубийства или нанесении тяжкого вреда здоровью срочника, увидев лишь превышение полномочий в избиении капитаном рядового Цымбала и отдаче ему незаконных приказов найти пропавшую водку — после этого рядового нашли со связанными руками и пакетом на голове. Впрочем, такая квалификация действий капитана может принести ему наиболее тяжкое наказание.

О передаче в Воронежский гарнизонный военный суд уголовного дела в отношении капитана Дмитрия Прохорова, начальника вещевой службы мотострелкового полка в Богучаре Воронежской области, сообщил адвокат Сергей Локтев. По инициативе «Зоны права» он представляет интересы матери Степана Цымбала. Капитана Прохорова обвиняют в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий (п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, от трех до десяти лет лишения свободы).

Степан Цымбал был найден мертвым в палатке для мытья посуды на полигоне Погоново под Воронежем вечером 10 февраля 2019 года. На следующий день военный следственный отдел СКР возбудил дело об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ; впоследствии было прекращено), поскольку имелись признаки насильственной смерти. В постановлении о признании матери срочника потерпевшей тогда указывалось, что Степана Цымбала обнаружили сидящим на полу палатки для мытья посуды, его руки были связаны скотчем, а на голове находился пакет, также примотанный к шее клейкой лентой.

Обнаружению тела предшествовал инцидент с капитаном Прохоровым, произошедший несколькими часами ранее. После застолья с сослуживцами офицер обнаружил пропажу из своего автомобиля двух ящиков водки «Нефть» и начал ее поиски. Он вошел в палатку, где, согласно распорядку, спал рядовой Цымбал, нанес ему не менее четырех ударов и потребовал к вечеру вернуть ящики.

Испугавшийся рядовой, не имевший отношения к пропаже алкоголя, предложил офицеру деньги, но тот отказался. На допросе свидетели заявили, что Степан Цымбал сильно испугался и начал заикаться.

После опубликования деталей произошедшего в СМИ глава СКР Александр Бастрыкин поручил подчиненным отработать все версии случившегося, «активно исследовать роль командования части» и выяснить, в каких отношениях погибший находился с сослуживцами. Сергей Локтев рассказал “Ъ”, что дело о превышении полномочий основывается на четырех ударах, которые капитан Прохоров нанес рядовому (их нанесение подтвердили свидетели и судмедэкспертиза), а также на незаконных приказах, касавшихся поиска пропавшей водки. «О смерти Цымбала у следствия осталась единственная версия — самоубийство, но мы не принимаем официальную позицию следствия»,— пояснил адвокат. По словам господина Локтева, следствие проводило проверки (изначально в отношении неустановленных лиц) на предмет вероятного убийства, нанесения тяжкого вреда здоровью, доведения до самоубийства и превышения полномочий, но пришло к выводу именно о превышении полномочий в действиях капитана Прохорова: наказание по этой статье для него с учетом обстоятельств дела может оказаться наиболее тяжким. Других подозрений в отношении капитана Прохорова не выдвигалось; совокупности преступлений следствие не обнаружило, пояснил Сергей Локтев.

Родственники погибшего, напомним, отвергают версию самоубийства, полагая, что рядовой не мог самостоятельно оказаться со связанными руками и пакетом на голове.

Однако собеседник “Ъ”, знакомый с ходом расследования, считает, что убить рядового не могли, об этом якобы говорят детали дела.

Собеседник “Ъ” напомнил, что статьи УК о доведении до самоубийства, об убийстве и о нанесении тяжкого вреда здоровью могут предполагать и более суровое наказание, чем возможное в рамках предъявленного капитану Прохорову обвинения, но лишь при доказанных тяжких обстоятельствах. В деле капитана Прохорова таких обстоятельств могло не оказаться, пояснил он позицию следствия.

Капитан Прохоров после гибели солдата написал явку с повинной. По данным ГТРК «Воронеж», он отвергал свою причастность к смерти рядового и угрозам, но не отрицал факт пропажи водки и вероятное нанесение ударов, «чтобы разбудить» рядового; офицер уже уволен из армии. В Воронежском гарнизонном военном суде пояснили “Ъ”, что дело может поступить для рассмотрения на предстоящей неделе.

Прокуратура передала в суд расследованное военным следственным отделом Следственного комитета России (СКР) по Воронежскому гарнизону уголовное дело в отношении капитана Дмитрия Прохорова — начальника вещевой службы мотострелкового полка, где в феврале 2019 года погиб рядовой Степан Цымбал. Следствие отвергло версии об убийстве, доведении до самоубийства или нанесении тяжкого вреда здоровью срочника, увидев лишь превышение полномочий в избиении капитаном рядового Цымбала и отдаче ему незаконных приказов найти пропавшую водку — после этого рядового нашли со связанными руками и пакетом на голове. Впрочем, такая квалификация действий капитана может принести ему наиболее тяжкое наказание.

О передаче в Воронежский гарнизонный военный суд уголовного дела в отношении капитана Дмитрия Прохорова, начальника вещевой службы мотострелкового полка в Богучаре Воронежской области, сообщил адвокат Сергей Локтев. По инициативе «Зоны права» он представляет интересы матери Степана Цымбала. Капитана Прохорова обвиняют в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий (п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, от трех до десяти лет лишения свободы).

Степан Цымбал был найден мертвым в палатке для мытья посуды на полигоне Погоново под Воронежем вечером 10 февраля 2019 года. На следующий день военный следственный отдел СКР возбудил дело об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ; впоследствии было прекращено), поскольку имелись признаки насильственной смерти. В постановлении о признании матери срочника потерпевшей тогда указывалось, что Степана Цымбала обнаружили сидящим на полу палатки для мытья посуды, его руки были связаны скотчем, а на голове находился пакет, также примотанный к шее клейкой лентой.

Обнаружению тела предшествовал инцидент с капитаном Прохоровым, произошедший несколькими часами ранее. После застолья с сослуживцами офицер обнаружил пропажу из своего автомобиля двух ящиков водки «Нефть» и начал ее поиски. Он вошел в палатку, где, согласно распорядку, спал рядовой Цымбал, нанес ему не менее четырех ударов и потребовал к вечеру вернуть ящики.

Испугавшийся рядовой, не имевший отношения к пропаже алкоголя, предложил офицеру деньги, но тот отказался. На допросе свидетели заявили, что Степан Цымбал сильно испугался и начал заикаться.

После опубликования деталей произошедшего в СМИ глава СКР Александр Бастрыкин поручил подчиненным отработать все версии случившегося, «активно исследовать роль командования части» и выяснить, в каких отношениях погибший находился с сослуживцами. Сергей Локтев рассказал “Ъ”, что дело о превышении полномочий основывается на четырех ударах, которые капитан Прохоров нанес рядовому (их нанесение подтвердили свидетели и судмедэкспертиза), а также на незаконных приказах, касавшихся поиска пропавшей водки. «О смерти Цымбала у следствия осталась единственная версия — самоубийство, но мы не принимаем официальную позицию следствия»,— пояснил адвокат. По словам господина Локтева, следствие проводило проверки (изначально в отношении неустановленных лиц) на предмет вероятного убийства, нанесения тяжкого вреда здоровью, доведения до самоубийства и превышения полномочий, но пришло к выводу именно о превышении полномочий в действиях капитана Прохорова: наказание по этой статье для него с учетом обстоятельств дела может оказаться наиболее тяжким. Других подозрений в отношении капитана Прохорова не выдвигалось; совокупности преступлений следствие не обнаружило, пояснил Сергей Локтев.

Родственники погибшего, напомним, отвергают версию самоубийства, полагая, что рядовой не мог самостоятельно оказаться со связанными руками и пакетом на голове.

Однако собеседник “Ъ”, знакомый с ходом расследования, считает, что убить рядового не могли, об этом якобы говорят детали дела.

Собеседник “Ъ” напомнил, что статьи УК о доведении до самоубийства, об убийстве и о нанесении тяжкого вреда здоровью могут предполагать и более суровое наказание, чем возможное в рамках предъявленного капитану Прохорову обвинения, но лишь при доказанных тяжких обстоятельствах. В деле капитана Прохорова таких обстоятельств могло не оказаться, пояснил он позицию следствия.

Капитан Прохоров после гибели солдата написал явку с повинной. По данным ГТРК «Воронеж», он отвергал свою причастность к смерти рядового и угрозам, но не отрицал факт пропажи водки и вероятное нанесение ударов, «чтобы разбудить» рядового; офицер уже уволен из армии. В Воронежском гарнизонном военном суде пояснили “Ъ”, что дело может поступить для рассмотрения на предстоящей неделе.