Отнять и поделить. Но между собой…

Формулу, по которой работают государственные служащие с бизнесом в свое время предельно откровенно озвучил помощник первого президента России А.Лифшиц: «Делиться надо»! С тех пор, похоже, ничего не поменялось…

Ограничение отпускных цен добралось и до металлургов: вчера прошло совещание отраслевиков с главой Минпромторга Денисом Мантуровым. Большой торг завершился компромиссом. Почему государство не стало биться до последнего и кому выгодно это решение?

Вопрос применения дополнительных налоговых изъятий из металлургической отрасли не рассматривался в ходе совещания министра промышленности и торговли Дениса Мантурова с руководителями металлургических компаний России, 1 июня сообщает пресс-служба ведомства.

«Вопросы дополнительных налоговых изъятий из отрасли в ходе совещания не затрагивались», — говорится в тексте сообщения пресс-службы министерства.

В ведомстве обозначили и результаты встречи. В частности, представители отрасли заявили о своей готовности отказаться от повышения цен, закрепленных в долгосрочных контрактах. Речь в первую очередь идет о снабжении предприятий, которые выполняют гособоронзаказ (ГОЗ). И это все? — хочется спросить тем, кто был напуган заявлениями властей о желании отобрать часть прибыли, полученной металлургами в 2020 году.

Финансовые показатели крупнейших металлургических компаний России

Идея «отнять и поделить» далеко не нова, но с конца прошлого года она начинает находить самые причудливые воплощения. Особенно ярко такой подход проявился в регулировании цен на продукты. У всех производителей того же сахара, например, отняли прибыль, искусственно ограничив розничные цены, но потом вернули деньги некоторым особо удачливым — в виде субсидий. Теперь пришла очередь металлургов. Причём сначала вице-премьер Андрей Белоусов не стал церемониться и прямо заявил, что повышенные цены на продукцию для капитального строительства и гособоронзаказа «нахлобучили» государство на 100 млрд рублей только за прошлый год, и что эти потери необходимо компенсировать через повышенные налоги.

Предприниматели через РСПП тут же возмутились, требуя принять во внимание то, что и отчисления налогов тоже возросли в прошлом году. На первый взгляд логично: чем дороже товар – тем больше отчисления НДС, а чем больше прибыль – тем больше отчисления по налогу на прибыль. А тут ещё с 1 января 2021 года в 3,5 раза вырос НДПИ на железные руды и руды кондиционных цветных металлов. Эти и другие аргументы помогли предпринимателям договориться о смягчении условий: повышения налогов не будет. Надо только заморозить цены для госконтрактов. Так в роли кого выступают металлурги: беззащитная жертва государственного произвола или хищника, использующего трудный период для скорейшей дополнительной наживы?

Первая половина прошлого года для металлургов была непростой – объёмы поставок из-за пандемии, перспективы которой были совершенно не ясны, резко сократились. Это факт. Но и цены на металл в прошлом году выросли очень сильно. И касается это не только продукции на рынке России. Металл подорожал во всем мире. Началось все во второй половине года, когда Китай очухался от коронавирусного карантина и начал навёрстывать упущенное, ускорив производство товаров и строительство. Спрос устремился вверх. Если в апреле 2020 года тонна горячекатной стали стоила 360-370 долларов, то к декабрю подорожала до 685-700 долларов. Естественно, российский рынок не изолирован от внешнего мира (пока что) и реагирует на все мировые тенденции.

Чтобы опираться на цифры, «Новые Известия» отобрали 10 крупнейших по выручке компаний, занимающихся чёрной металлургией из списка RAEX-600, и посмотрели их прибыли и убытки по МСФО в докризисном 2019 году и в кризисном 2020 году. Таким результатам и «последствиям» пандемии очень многие позавидуют.

Ожидали увидеть убытки и колоссальные потери? Нет, в минус ушёл только Промышленно-металлургический холдинг. Все остальные показывают прибыль, и очень неплохую! 5,5 млрд долларов совокупной чистой прибыли – это почти 395,7 млрд рублей по среднему за 2020 году курсу доллара в 71,94 рубля. Для сравнения: министр финансов Антон Силуанов оценил меры соцподдержки, озвученные президентом во время апрельского послания, в 400 млрд рублей.

Особенно отличились ЕВРАЗ, на 40% принадлежащий Роману Абрамовичу, и Трубная металлургическая компания Дмитрия Пумпянского, которые улучшили свои показатели в несколько раз. Цветная металлургия тоже в стороне не осталась: Норникель по итогам прошлого года получил 3,6 млрд долларов (и это с учётом того, что пришлось заплатить штраф за экологическую катастрофу под Норильском в 2 млрд долларов), а Русал Романа Абрамовича принёс 759 млн чистой прибыли. Что касается налогов, так НДС в любом случае ложится бременем на кошелёк потребителей, НДФЛ с зарплат сотрудников сильно не изменился – значительный рост зарплат не наблюдается, а ставки по налогу на прибыль не менялись.

Вот и список Forbes указывает на то, что каких-то проблем у металлургов в период пандемии, когда закрывались многие бизнесы и люди оставались без работы и доходов, не наблюдается. Так, на первое место вышел владелец Норникеля Владимир Потанин с состоянием в 19,7 млрд долларов, владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин занял второе место с 18,1 млрд долларов, а Алексей Мордашов, контролирующий Северсталь, имеет капитал в 16,8 млрд долларов – это 4 место рейтинга. А Роман Абрамович замыкает десятку богатейших людей России с капиталом в 11,3 млрд рублей. Не очень похоже, что металлурги страдают от непосильных налогов и отсутствия спроса на их продукцию, и хоть как-то переживают из-за пандемии. Они, благодаря главе Минпромторга Денису Мантурову и министру финансов Антону Силуанову, продолжают получать сверхприбыли в условиях дикого рынка. Налоги чиновники им так и не повысили, инструментов стабилизации цен на продукцию тоже не создали.

У нефтяников, например, есть специальный демпфер, который призван ограничивать колебания цен на бензин. Инструмент не идеальный, но всё-таки некоторый эффект оказывает. Однако в отношении металлургов правительство оказалось более чем снисходительно. Фиксация цен по госконтрактам для оборонки — это конечно хорошо, но жилищное и дачное строительство в России — сфера частного бизнеса — будет платить за аппетиты металлургов по полной программе.

Кроме того, возникает вопрос: почему разместили такие заказы, которые впоследствии государству показались не слишком обоснованными? — спрашивает известный экономист Игорь Николаев. — Получается, что у нас и применительно к экономике перестает действовать принцип «закон обратной силы не имеет». То есть можно работать абсолютно по-закону, уплачивая все налоги, но если вдруг кому-то покажется, что вы заработали слишком много, то могут и заставить «поделиться» с государством…Если власти своевременно не могут принять эффективные налоговые решения, если система госзаказа по-прежнему громоздка и неэффективна, если именно из-за решений чиновников казна недополучает деньги, то претензии надо предъявлять к чиновникам, а не пытаться задним числом все переиграть.

Подобного рода инициативы уже были. В 2018 году предлагалось изъять у российских компаний более 500 млрд рублей из тех «сверхдоходов», которые они получили из-за изменения внешнеэкономической конъюнктуры. Потом, конечно, власти попытались смягчить эту конфискационного характера инициативу: типа, просто надо, чтобы на эту сумму были сделаны дополнительные инвестиции.

И вот – опять, и вот – снова…

Источник: «Новые Известия»