«Никто не даст нам избавленья?»

Кажется, мы становимся свидетелями кристаллизации гражданского общества в стране. Люди уже не боятся протестов и заставляют власти считаться с их мнением.

Протесты в Москве и последовавшие за ними судебные решения породили новый тренд. Теперь фигурантов уголовных дел отстаивают не по корпоративному признаку, как это было ранее, а буквально всем миром. Как отмечают опрошенные «URA.RU» эксперты, произошла молниеносная консолидация самых разных общественных групп — на этот вызов придется отвечать и политическому руководству страны, и самим судам.

«Совсем недавно было принято так: журналисты „отбивают“ журналистов — это мы видели на примере Ивана Голунова, артисты выручают артистов, как это было в деле Кирилла Серебренникова, студенты — своего товарища, Егора Жукова», — пояснил «URA.RU» первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. Однако сейчас все принципиально изменилось: в защиту фигурантов дел о протестах в Москве выступили священники, а также учителя, написавшие открытое письмо в поддержку осужденных по «московскому делу». «Священников и учителей у нас не арестовывали, то есть вопрос вышел за корпоративные рамки, вылившись в бурную общественную реакцию. Значительная часть общества сильно раздражена, это фиксируют различные опросы — многие, если и не поддерживают протестующих, то, по крайней мере, не симпатизируют тем, кто их разгоняет», — отметил Макаркин. По его словам, катализатором происходящих событий во многом стали суды, которые «у нас, к сожалению, являются частью силовой системы».

В итоге в протестную повестку сегодня включились люди, которые ранее считались либо близкими к власти, либо аполитичными. Речь идет как о рядовых гражданах, так и о медийно известных, в их числе главный редактор телеканала RT Маргарита Симоньян, телеведущая Тина Канделаки, шоумен Иван Ургант, секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. «Это отнюдь не говорит о смене их политической позиции, — объясняет в разговоре с „URA.RU“ политолог Григорий Казанков. — Это вообще не про политику, просто люди, даже известные, проецируют происходящее на себя, поэтому и выступают за базовую справедливость. Для этого не нужно становиться оппозиционером».

Казанков признал, что в обсуждаемых уголовных делах «много непонятного». «В обществе сегодня есть острый запрос на справедливость, и он должен быть удовлетворен. Причем неважно в отношении кого такая несправедливость допущена», — уверен эксперт. С ним соглашается президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов, который полагает, что речь идет о «внутренней эмиграции». «Может быть Канделаки и Галкин — за режим, но за режим с человеческим лицом. То, что политики и, например, церковь заступаются, свидетельствует о том, нет единой согласованной политики и решений», — уверен собеседник «URA.RU».

В этом контексте логичным выглядит и заявление и одного из лидеров «Единой России» Андрей Турчака, который назвал вынесенный актеру Павлу Устинову [он был осужден на 3,5 года колонии за сопротивление сотруднику Росгвардии в ходе протестной акции в Москве 3 августа] приговор несправедливым, призвав добиться справедливости.

Однако если публичное выступление рядовых россиян можно объяснить повысившимся градусом напряжения в обществе, то заступничество за несправедливо осужденных людей со стороны провластных граждан имеет иную природу, уверен глава «Политической экспертной группы» Константин Калачев. «Это сохранение лица и возможность не перейти черту, за которой всякие рассуждения о правильности выбранного пути и моральных ориентирах просто теряют смысл. Это в том случае, если заступничество провластных лиц не срежиссированно сверху», — пояснил он.

Впрочем, неожиданная позиция ранее лояльных власти персон может быть проявлением и «политической конъюнктуры», утверждает в беседе с «URA.RU» член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич. «Возможно, они почувствовали волну, почувствовали, что сегодня это востребовано», — сказал сенатор. Он также не исключил, что некоторые «недопонимают» или «проявляют наивность».

Источник:  «URA.RU»