Нелегальная самоизоляция

Почему власти не торопятся легализовать самоизоляцию? Потому что в правовом вакууме чиновникам легче нарушать законодательство и «осваивать» бюджетные деньги.

На одну из загадок, связанных коронавирусной пандемией, станет меньше: мы узнаем наконец, что же это за зверь такой — «самоизоляция». Термин этот не прописан до сих пор ни в законодательстве, ни даже в подзаконных актах. Но ликуйте, граждане: скоро пробел будет заполнен. «В Совете Федерации хотят дать легальное определение понятию самоизоляции, предусмотреть порядок установления такого режима и пределы полномочий регионов в этой сфере», — делится радостной новостью агентство «РИА Новости».

Хотя, ну, как скоро? «Соответствующая инициатива содержится в предложениях комитета верхней палаты по конституционному законодательству, — уточняется в том же сообщении. — Авторы хотят внести ее в перечень мероприятий по совершенствованию закона «в связи с реализацией мер, направленных на функционирование экономики и социальной сферы в новых условиях».

Первая эмоция, которое возникает при прочтении этой новости, — ощущение несправедливости. По отношению к эстонцам. Анекдотам об их медлительности несть числа, и анекдоты эти, как теперь очевидно, совершенно незаслуженны. Куда больше на роль героев соответствующих шуток подходят отечественные «слуги народа».

Прошло уже больше трех месяцев с прихода коронавируса в Россию и больше двух — с начала повсеместного введения «режима обязательной самоизоляции». Кое-где даже уже начался выход из него. Многие тысячи россиян оштрафованы за нарушение этого режима, а наш парламент лишь теперь озаботился определением того, за что именно их покарали.

Для справки: штрафы выписываются, как правило, на основании статьи 20.6.1. КоАП («Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения»), дополнившей кодекс 1 апреля. Но никакой «самоизоляции» там нет и в помине. Речь идет о «невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности».

Предполагается, что таковыми являются «Правила поведения, обязательные для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации», утвержденные правительством 2 апреля. Но они лишь обязывают граждан выполнять распоряжения и требования уполномоченных должностных лиц. Без какой-либо конкретизации.

Затруднение парламентариев отчасти понять можно. «Обязательная самоизоляция» — типичный оксюморон, сочетание противоречащих друг другу понятий. Как это включать в закон? Очевидно же, что самоизоляция может быть только добровольной. Когда человек сам по каким-то причинам обрекает себя на затворничество.

На самоизоляции был, например, Говард Хьюз — американский предприниматель, инженер-изобретатель и кинопродюсер, о котором снят замечательный фильм «Авиатор» с Ди Каприо в главной роли. Чудной миллиардер страдал мизофобией, навязчивым страхом заражения. К концу его жизни болезнь обострилась до такой степени, что он полностью отказался от контактов с внешним миром.

Иногда самоизоляцию устраивают для себя целые страны. Но, по словам президента, это точно не наш путь. «Если мы замкнемся и будем как огурцы в бочке сами себя солить, ничего хорошего из этого не получится, — заявил Владимир Путин, выступая два года в Думе. — Мы не должны заниматься самоизоляцией ни в коем случае».

Термин надо подправить хотя бы для того, чтобы никто не мог сослаться на президента: он-то, мол, против самоизоляции! Кстати, в медицинском смысле он термин начал применять далеко не самого начала кризиса. В первых постановлений Роспотребнадзора на коронавирусную тему говорилось об «изоляции в домашних условиях». Но потом, похоже, кому-то «наверху» показалось, что с приставкой «само» слово звучит более политкорректно.

Как бы там ни было, ясно, что главная проблема здесь — не в поиске адекватной замены. «Домашний карантин», например, подошел бы ничуть не хуже. Но тогда в чем? Может быть — в чрезмерной загруженности законотворцев? Может быть, они настолько поглощены борьбой с эпидемией, падением экономики, заботой о бедствующем народе, что до легализации самоизоляции просто не хватает времени?

Увы, неверно и это предположение. Посмотрим, например, какие законопроекты вносились в Думу на этой неделе.

20 мая — «О внесении изменения в статью 4 Федерального закона «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств». 19 мая — «О внесении изменений в статьи 6 и 25 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». 18 мая — «О внесении изменения в статью 39 Федерального закона «О Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос»…

«И такая дребедень целый день». Короче говоря, есть еще у «слуг народа» и порох в пороховницах, и силы, и ресурсы свободного времени. Могут, если захотят.

Есть, впрочем, еще одно объяснение неторопливости властей в этом вопросе. И если оно верно, то ждать законодательного определения самоизоляции нам придется очень долго. Если вообще дождемся. Закон ведь на самом деле — палка о двух концах. Одним — «по барину, другим по мужику». Но «барину» тоже может быть больно. В правовом вакууме чиновникам дышится намного легче, чем в атмосфере настоящей «диктатуры закона».

Если бы существовал детально прописанный порядок установления «режима самоизоляции», если бы были четко очерченные пределы полномочий должностных лиц, их то и дело шпыняли бы за беззаконие. А тут — делай, чего душа пожелает. Хоть комендантский час вводи, хоть штрафуй за выход на балкон (реальный случай, кстати). Правила простые: начальник, во-первых, всегда прав. Если не прав — смотри пункт 1.

Источник: МК