Банкир «от сохи»

Недавно стало известно, что правительство РФ намерено выделить Россельхозбанку 20 млрд рублей до конца 2018 года. Любовь к данному кредитному учреждению, если вспомнить его историю, понятна. Но куда постоянно исчезают деньги, одалживаемые банком у государства?

Новости о том, что Россельхозбанк в очередной раз получит многомиллиардный транш из бюджета, уже не удивляют. Государство неизменно под разными предлогами вливает субсидии в убыточный актив, даже если свободных денег в бюджете нет и приходится урезать более важные статьи расходов. До конца 2018 года Минфину по распоряжению премьер-министра Дмитрия Медведева придется выделить РСХБ еще 20 млрд рублей. «Еще», потому что ранее, как сообщает издание «Документы и факты», Россельхозбанк уже увеличил свой капитал на ту же сумму за счет бессрочных субординированных облигаций (15 млрд рублей) и продажи акций сверх их номинальной стоимости (5 млрд рублей, также полученные из госбюджета).

Банк, у которого нет денег

Решение снова докапитализировать РСХБ Медведев принял на встрече с новым председателем правления банка Борисом Листовым. Премьер заявил, что деньги выделяются для того, чтобы обеспечить «необходимый уровень поддержки банку» и для «дальнейшего успешного кредитования» аграрного сектора. При этом он ни словом не обмолвился о том, что «уровень поддержки банка» и так превышает все мыслимые границы — с 2010 года Россельхозбанк уже получил из бюджета порядка 300 млрд рублей.

Только в 2017 году казне пришлось направить в «черную дыру» сельскохозяйственного банка 50 млрд рублей, после чего член правления Россельхозбанка Кирилл Левин выразил надежду, что этих денег банку хватит, чтобы весь следующий год не брать из бюджета ни рубля. Не хватило.

Куда же исчезают деньги, одалживаемые банком у государства? Например, год назад в Кабардино-Балкарии возбудили уголовное дело против бывшего министра финансов республики Заура Лихова. Служащего, возглавляющего местный филиал РСХБ, обвинили в выдаче незаконных кредитов на сумму 123 млн рублей.

В Пермском крае бывшего руководителя филиала банка Якова Демина подозревают в выдаче заведомо невозвратных кредитов на сумму в четверть миллиарда рублей, банкир арестован. На Алтае топ-менеджеры Россельхозбанка за взятки выдали агрохолдингу «Изумрудная страна» почти 2 млрд рублей в кредит, после чего предприятие загнали в кредитную яму, обанкротив и не дав рассчитаться с долгами. И таких примеров множество.

До Листова банк находился в руках Дмитрия Патрушева — сына давнего соратника президента Путина и секретаря Совбеза РФ Николая Патрушева. Оценить эффективность Патрушева-младшего можно по размерам господдержки, которая постоянно требуется РСХБ, тогда как внутренние экономические отчеты банка закрыты. Видимо, из-за их удручающего содержания. Сейчас Дмитрия Патрушева министром сельского хозяйства, очевидно, впечатлившись его эффективностью.

Листов — не знаменитый, но влиятельный

Не секрет, что в России уровень влияния и размер возможностей бизнесменов, чиновников и других служащих напрямую зависит от близости к президенту Владимиру Путину. Лучшие лоббисты, которые могут выбить для себя или своей компании субсидии и жирные госконтракты, зачастую оказываются друзьями, старыми знакомыми, сослуживцами или друзьями друзей президента.

На примере Россельхозбанка этот факт легко подтверждаем. При всей своей неэффективности и затратности, банк с 2010 года держится на плаву за счет спасательного круга в виде бюджетных займов. Именно с 2010 года им руководил Дмитрий Патрушев, которого теперь сменил неизвестный публике первый зампред Борис Листов. Сперва может показаться, что Патрушева-младшего специально отстранили от проблемного банка, чтобы тихо ликвидировать «прожору» без репутационных потерь, однако на деле выходит, что у Листова лоббистских возможностей не меньше.

«Многие думают, что это просто выбившийся при Патрушеве банкир. На самом деле система устроена так, что крупные госбанки не могут возглавить случайные люди. У Листова как раз очень серьезные связи», — раскрывает карты издание «Проект«.

Подбираться к знакомству с будущим президентом Путиным Листов начал еще в Петербурге 90-х годов. Сперва он работал в банке Балтонэксим под началом Сергея Медведева — бывшего руководителя главного финансового управления мэрии Петербурга, который был лично знаком с Путиным через возглавляемый им наблюдательный совет по казино и игорному бизнесу. Примерно в то же время он познакомился и с Ксенией Собчак, так как Медведев был дружен с ее отцом.

По счастливой случайности Листов жил в Петербурге на 2–3 линиях Васильевского острова в доме номер 10.   Напротив — в десяти метрах по прямой — в доме 17 жил Владимир Путин. В конце 90-х, вскоре после переезда Путина в Москву, Листов также оказывается в столице.

Через своего старого друга Рустама Аксененко и его жену Листов познакомился с бывшим (в то время будущим) премьер-министром Виктором Зубковым. Осенью 2007 года Зубков стал главой правительства России и в том же году парламент Еврейской автономной области получил из Москвы внезапное указание: делегировать в Совет федерации неизвестного им Листова. В ЕАО спорить не стали.

«Он очень моложавый и коммерчески ориентированный, — вспоминает сидевшая недалеко от Листова в верхней палате Людмила Нарусова. — Быстро понял, что в Совете федерации больших денег не заработаешь, и ушел в Россельхозбанк».

В то время РСХБ находился под руководством Юрия Трушина, но уже начал переходить под влияние путинских менеджеров — наблюдательный совет банка от правительства возглавил Зубков, который и прислал в учреждение своего человека. Вскоре, когда в РСХБ попал и Дмитрий Патрушев, банк начал демонстрировать убытки, выдавая невозвратные кредиты и списывая их подчистую.

Источник: «Первое антикоррупционное СМИ»