Ночной патруль

Начало происходить то, что наши власти особенно не любят. Люди стали самоорганизовываться. Как и после известного конфликта в Бирюлево — для защиты себя от распоясавшихся мигрантов.

Жители Коммунарки и других поселков Сосенского поселения в Новомосковском округе пожаловались Путину на мигрантов. По официальной статистике, приезжие составляют там 44% — почти половину населения. «Собеседник» побывал в той Москве, где русским, похоже, не место.

С июня этого года добраться до Сосенского поселения, входящего в Новомосковский округ столицы, стало комфортнее: открылись три станции метро на красной ветке – «Коммунарка», «Ольховая» и «Прокшино». До этого жителям приходилось ездить до станции «Теплый Стан», проводя время в пробках на Калужском шоссе. С логистикой лучше, но проблем не убавилось.

Недавно глава Сосенского поселения Кирилл Бармашев написал письмо Путину, которое подписали 8,5 тысяч человек. Главное требование – навести в поселении порядок с мигрантами: их количество только по официальной статистике МВД перевалило за 40% и напрямую коррелирует с выросшей преступностью.

Новые коммунары

Коммунарка встречает цветными домами новых комплексов, глаз радуется. На первый взгляд обычный «спальник».

– Зайдите вечером в любую «Пятерочку», и не увидите ни одного россиянина, только они (мигранты. – прим.) – и продавцы, и покупатели, – расставляет акценты глава Кирилл Бармашев.

По словам Бармашева, проблема назревала постепенно, рядом места концентрации рабочей силы из ближнего зарубежья: оптово-продовольственный рынок «Фуд Cити», крупнейший в Европе строительный рынок «Славянский базар» плюс строящиеся ЖК.

– Триггером (написания письма. – прим.) стало то, что с 1 сентября до миграционного центра в Сахарово маршрутки начали курсировать от станции «Прокшино», к которой примыкает жилой район. Сахарово будет пропускать до 7,5 тысяч мигрантов в сутки из Москвы и Московской области, большая часть этих людей поедет через «Прокшино», через нас, – объясняет глава.

За решение о переносе миграционного центра, изменении логистики сосенцы «благодарны» жителям деревни Путилково: это путилковский центр для мигрантов после петиции закрывают и весь поток перекидывают на Сахарово. Что для путилковцев – радость, для сосенцев – беда, в одном месте убыло, в другом – прибыло.

– За последние полтора месяца было совершено изнасилование и две попытки, два заявления были поданы в полицию, – рассказывает глава и объясняет: мигранты часто пристают к женщинам, но после каждого «знака внимания» в полицию не находишься, да и веры в то, что расследуют, уже никакой.

В Сосенском с его огромной территорией в 67 кв. километров на 250 тысяч человек – 137 полицейских, и, по словам Бармашева, на все вызовы полиция выезжать, конечно, не успевает: мелкие происшествия типа драк с участием гастарбайтеров игнорируют. Но бывает всякое. В 2019 году двое из Средней Азии зарезали в автобусе местного, люди повозмущались, но погромов, как это было в 2014 году в Бирюлево, когда мигранты убили студента, не было. С Бирюлево у нынешних проблем Сосенского и Коммунарки прямая связь.

– Когда овощебазу в Бирюлево закрыли, вся инфраструктура переехала в «Фуд Сити», официально там работают 20 тысяч мигрантов, но есть те, кто работает неофициально. Во время рейдов ОМОНа они с рынка разбегаются как тараканы, – говорит Бармашев.

Он показывает фото: толпа мигрантов у нелегальной мечети в СНТ. Но сегодня не мусульманский праздник, и чиновник советует зайти в ЖК «Испанские кварталы»: «Они там в любом подъезде».

Испанские страсти

Застройщик как в воду смотрел, называя квартал на улице Сервантеса «Испанским»: страсти здесь кипят горячие. И без статистики видно, что «понаехавших» из бывших стран СНГ не меньше, чем русских. Вот четверо смуглых парней, выстроившись в линейку, куда-то неспешно идут; прогуливается парень восточной наружности с девушкой, две женщины в хиджабах гуляют с ребенком; в магазине овощей и фруктов продавцы – выходцы из Средней Азии, и в чайхане на первом этаже многоэтажки отдыхают они же.

– Мне, наверное, повезло, у нас в соседях жилье снимают нерусские, но они хотя бы тихие, – рассказывает пенсионерка Любовь Григорьевна. Она вместе с семьей перебралась в Новую Москву из Архангельска. – Много их, раньше летом в подъезде у нас спали. Я с ними чаще всего в автобусах от метро пересекаюсь: их 25 человек, а я одна – не страшно, мне 70 лет, но неловко.

Любовь Григорьевна переживает: ее сосед, молодой азербайджанец, зарегистрировал у себя в квартире с десяток родственников-пенсионеров, все они пользуются новомосковской инфраструктурой, лечатся в больницах, ездят в санатории – «Разве так должно быть, они же граждане другого государства».

– Теперь их еще больше будет, – вздыхает она. – Вон видите (машет в сторону дороги) новые малоэтажные дома? Это строят гостиницы для мигрантов, которые на «Фуд Сити» работают.

Перестрелки и пьяные толпы

На соседней улице Николо-Хованской за зеленым забором поселок таунхаусов. С виду место благополучное: на въезде КПП, красивые домики, пешая доступность до метро «Прокшино». Местная жительница Татьяна Кингсмилл жалуется:

– В вечернее время боимся выйти на улицу: помимо того, что они ходят группами, еще и в нетрезвом состоянии. Иногда вечером на асфальте видим лужи крови, неоднократно слышали перестрелку. У нас одно отделение полиции, которое не может охватить все случаи в районе.

Татьяна живет в таунхаусе. но пользуются инфраструктурой «Испанских кварталов», где мигрантов очень много

Татьяна говорит, что местные создали в телеграм-канале группу «Вежливые люди»: мужчины провожают женщин вечером от метро домой. Но ее волнует не только безопасность: мигранты создают нагрузку на социальную среду в соседних районах. В своем-то ее нет: ни больницы, ни поликлиники, школы и детсады переполнены.

– В женской консультации кругом их женщины, на которых жалуются врачи: те по-русски не говорят, – сетует она.

Татьяна вызывает во двор соседку Анну, у которой недавно мигранты сорвали наушники. Она шла по улице, когда кто-то на самокате вырвал у нее из ушей «затычки».

– Это норма у нас, – отмахивается Анна. – Здесь гораздо тяжелее ситуация. Мы с подругами однажды пошли вечером к метро «Прокшино», они сели перед нами на дороге и стали какать и хохотать. Как бы они ни говорили, что они подстраиваются под нас, они нас ненавидят.

Город в городе 

«Фуд Сити» раскинулся на 22-м километре Калужского шоссе. На стенах – реклама о растаможке, у подъездов – фуры. Это 930 тысяч кв. метров и 5 тысяч торговых точек. Торгуют оптом и в розницу товарами со всего света. Настоящий рай для гурманов и рестораторов, но большинство здесь мигранты: продают и покупают. «Выбирайте, девушка», – с акцентом произносит смуглый парень за прилавком, до этого щебетавший на родном языке с приятелем. Интересуюсь, где живут: не в Коммунарке ли. «Не знаю, где, нас отсюда в общежитие возят», – пожимает плечами продавец.

На втором этаже парикмахерские, банки, кассы авиа- и железнодорожных билетов, кафе с национальным колоритом – город в городе. Бармашев рассказал нам, что только в самом «Фуд Сити» живут 5 тысяч мигрантов.

Пиарщики рынка нас ждали: в этот день с мигрантами встречался консул Узбекистана, но на красивую картинку мы не успели. Обещанное интервью так и не дали, объяснив: надо готовиться к антиковидным каникулам. Для сосенцев мигранты страшнее ковида: он отступит, а они останутся. Это уже их земля.

Источник: «Собеседник»