Страна на ручном управлении

Народ ждет. Ждет очередной «прямой линии», ибо только президент может разрулить накопившиеся проблемы. А так ли это? Посмотрим на опыт прошлых лет, который показывает: нельзя жить на ручном управлении.

Больная раком из Апатитов

Одним из самых резонансных обращений к Владимиру Путину в ходе «прямой линии» 12 июня 2017 года стало выступление Дарьи Стариковой из города Апатиты Мурманской области. Девушка, больная раком, рассказала президенту, что в Апатитах не хватает больниц и врачей, жители города «отрезаны от медицинской помощи» и им приходится ездить в Мурманск, «расположенный в пяти часах езды». Из слов Дарьи следовало, что в ее нынешнем состоянии также отчасти виноваты медики, не установившие вовремя верный диагноз и лечившие ее от остеохондроза.

Владимир Путин посоветовал ей не терять надежды и пообещал «позаниматься» ее проблемой. После этого управление Следственного комитета по Мурманской области начало проверку больницы, в которой лечили Дарью, на предмет халатности. Областной министр здравоохранения получил выговор от местного губернатора. О Дарье Стариковой написали десятки российских СМИ — многие авторы публикаций упрекали в непрофессионализме и халатности врачей Кировско-Апатитской больницы, якобы просмотревших болезнь девушки. На выступление Дарьи Стариковой отреагировали и пользователи соцсетей, возмущенные ее ситуацией.

Спустя несколько дней после «прямой линии» главврач больницы Юрий Ширяев и еще шестеро сотрудников написали заявление об уходе. Ширяев объяснил свое решение непрекращающимся давлением на него и врачей больницы. В соцсетях развернулась кампания в защиту главврача — против его ухода высказались более 8 тыс. жителей Мурманской области. На стороне Ширяева выступил также известный телеведущий, уроженец города Апатиты Андрей Малахов, назвавший его «врачом от бога» и попросивший не уходить из больницы. В итоге главврач отозвал свое заявление.

Позднее на сайте medrussia.org, посвященном российскому здравоохранению, появилась большая статья, в которой утверждалось, что в состоянии Дарьи отчасти виновна она сама. Со ссылкой на многочисленные медицинские источники в «здравоохранении Мурманской области» автор писал о том, что «предраковое состояние» у Дарьи обнаружил частный врач-гинеколог в 2014 году, порекомендовавший ей немедленно обследоваться.

Однако, как утверждалось в статье, девушка проигнорировала рекомендации и обратилась к участковому терапевту с жалобами на боли в спине лишь в декабре 2016 года. Ей поставили предварительный диагноз — остеохондроз и назначили лечение, от которого она отказалась. В Кировско-Апатитскую больницу она поступила в январе 2017 года — с сильным кровотечением и в критическом состоянии. Врачи обследовали ее и обнаружили четвертую стадию рака. После этого Дарья прошла курс химиотерапии в онкологическом диспансере. Публикацию с сайта medrussia.org процитировали несколько СМИ, но особого внимания она не вызвала.

После появления на путинской «прямой линии» Дарью Старикову незамедлительно отправили на лечение в Московский научно-исследовательский онкологический институт имени П.А. Герцена. Ее лечением занимались ведущие российские онкологи, консультировавшиеся с западными коллегами. Но спасти девушку не удалось — 21 мая 2018 года она умерла в Москве.

Зловоние от мусорных полигонов

Мусорный полигон Ядрово  

Одной из важнейших тем, поднятых в ходе прошлогодней «прямой линии», была проблема городских свалок. Главе государства поступило сразу несколько жалоб на нестерпимый запах, идущий от гигантских помоек — речь шла, в частности, о полигонах «Кучино» в подмосковной Балашихе и «Новоселки» в Санкт-Петербурге.

Свалка в Балашихе существует уже более полувека и, как утверждали, обращаясь к Путину, жители одного из домов рядом с ней, выросла до 50 гектаров и уже стала заметна из космоса. Президент распорядился исправить ситуацию, и уже через восемь дней после «прямой линии», 23 июня 2017 года, полигон закрыли. Подмосковные власти обещали полностью завершить работы по его рекультивации до середины декабря 2019 года. А на месте свалки, по словам губернатора Московской области Андрея Воробьева, может появиться горнолыжная, санная или прогулочная трасса. Впрочем, в начале декабря жители Москвы снова стали жаловаться на запах от свалки — но в министерстве экологии Подмосковья тогда опровергли, что он связан с полигоном.

После закрытия «Кучино» возросла нагрузка на другие подмосковные свалки. Начались протесты населения — в Коломне, Наро-Фоминске, Воскресенске и других городах. Прошло немногим более полугода, и вспыхнул новый крупный скандал — возле Волоколамска, где в марте 2018 года, после выброса свалочного газа на полигоне «Ядрово», десятки детей обратились за медицинской помощью, несколько из них были госпитализированы. На фоне массовых акций протеста, собиравших тысячи человек, был отправлен в отставку глава Волоколамского района, а жители Подмосковья начали перекрывать дороги, ведущие к полигонам. Было подано уже два коллективных иска с требованием закрыть свалку, однако Волоколамский горсуд отклонил обе жалобы. Зато на полигоне в экстренном порядке установили факел для сжигания свалочного газа, 6 июня установка должна быть запущена на полную мощность.

Вопрос о другом полигоне твердых бытовых отходов — «Новоселки», расположенном в петербургском поселке Левашово, также поступил в ходе прошлогодней «прямой линии». Через пару месяцев после этого петербургский губернатор Георгий Полтавченко отчитался президенту, что эта свалка, существующая с 1972 года и исчерпавшая свои ресурсы уже восемь лет назад, больше не будет принимать отходы — их перенаправляют на девять других полигонов Ленинградской области. По данным Комитета по природопользованию, по состоянию на середину мая содержание вредного фенола на полигоне «Новоселки» в 42 раза превышало норму. Работы по его рекультивации должны занять до семи лет. Севернее «Новоселок» планируется построить мусороперерабатывающий завод.

Впрочем, ситуация с мусором, продолжающееся зловоние от полигонов, а также действия петербургских властей в связи с этим по-прежнему вызывают недовольство горожан. В течение весны они неоднократно выходили на митинги против свалок на севере Петербурга и строительства мусороперерабатывающего завода. Было записано и обращение к президенту для «прямой линии», так что, возможно, эта тема вновь прозвучит 7 июня.

Трудности с «дальневосточным гектаром»

Другой серьезной темой, поднятой в ходе «Прямой линии с Путиным», стало получение и освоение «дальневосточных гектаров». На проблемы пожаловался житель Владивостока Иван Таркин — за полгода после получения кадастрового номера ему так и не выдали на руки договор. Президент объяснил сложности отсутствием нормального кадастра, когда «на бумаге одно, а на земле реально другое», а также большими площадями ведомственных земель.

Местные власти указали, что оформление участка тормозилось запретом на выдачу гектаров на территории охотничьих угодий. Эти ограничения были сняты с 1 октября (что вызвало недовольство у местного коренного населения), и вскоре Таркин получил землю. Однако он тут же столкнулся с не менее серьезной проблемой — отсутствием электричества и инфраструктуры, в частности дорог, без которых практически невозможно приступить к строительству на полученном с таким трудом земельном участке — стоимость любых строительных работ без электроснабжения подскакивает на 30 процентов, рассказал Иван Таркин РИА «Новости».

Порт во Владивостоке  

Отсутствие инфраструктуры оказалось общей проблемой участников программы «Дальневосточный гектар», они считают ее одной из важнейших своих трудностей. Это признают и власти: по словам замминистра РФ по развитию Дальнего Востока Сергея Качаева, эта проблема «более насущна, чем даже средства на освоение земельного участка». Для улучшения ситуации предполагается сфокусировать региональные программы развития инфраструктуры на Дальнем Востоке на агломерациях «дальневосточных гектаров», каковых сейчас в Дальневосточном федеральном округе насчитывается более 70.

Программа «Дальневосточный гектар», предоставляющая россиянам право бесплатно получить землю на Дальнем Востоке, вступила в силу с июня 2016 для жителей ДВФО, а с февраля 2017 года была распространена на всех граждан России. В результате наплыв желающих обзавестись гектаром увеличился — к июню 2018 года было подано 117 тысяч заявок, но лишь около 40 тысяч граждан получили земельные участки в пользование, и жалобы на долгое их оформление, а также на безосновательные отказы продолжаются.

Источник: DW