Сирийский синдром

Непонятная для нас война в Сирии продолжается. А интересантов вокруг нее все больше и больше.

Из Сирии приходят любопытные новости. По информации, так называемой, Сирийской обсерватории по правам человека, контролируемой Британией, отряд российской военной полиции готовится создать долговременную позицию в районе города Рас-эль-Айн. Это первый случай в современной истории, когда русские солдаты закрепились непосредственно на границе с Турцией.

Место очень беспокойное даже по меркам Сирии. По сути, Рас-эль-Айн является ключевым перевалочным пунктом между Анкарой и протурецкими группировками, которые ведут войну против «врагов Эрдогана», в число которых, помимо курдов и асадовцев, входят и российские войска, поддерживающие Дамаск.

Появление здесь наших солдат, тем не менее, выгодно Турции и, скорей всего, произошло по «большой просьбе» Анкары, от которой Москва не смогла отказаться. И вот почему.

Ситуация в этом районе накалена до предела. Формально выполняется российско-турецкое соглашение по северо-восточной Сирии, которое было достигнуто в прошлом году. Но курды по-прежнему воюют, пусть и не так открыто, как до известной договоренности ПутинаЭрдогана. Сейчас в большом Идлибе идет «война командиров», в которой проигрывают группировки, контролируемые Турцией.

В частности, 15 июня к югу от деревни Ариха был убит глава «Армии Мухаммеда» ас-Сук Абу Хусейн. В это же день был тяжело ранен командир боевиков Абу Усама, отряд которого входит в организацию «Лива аль-Ганза». Обе группировки являются важными частями Национального фронта освобождения, который был создан Анкарой и содержится на турецкие деньги.

По информации одного из блогеров, широко цитируемого западными СМИ, речь идет о затяжной серии политических убийств протурецких лидеров в ходе боевых инцидентов. Курды действуют на уровне хорошо подготовленных спецслужб — то есть имеют свою разветвленную сеть агентов и отлично подготовленных боевых групп.

Появление наших солдат в Рас-эль-Айн, вероятно, должно остановить или, по крайней мере, притормозить конвейер обезглавливания турецкого Национального фронта освобождения. По мнению сайта South Front, признанного источником достоверной информации из САР, русские должны сделать то, чего не могут про-турки — вытеснить курдов на расстояние 30 км от турецкой границы.

Сегодня Анкара, как никогда, нуждается в мире в Большом Идлибе. Так называемое «Временное правительство Сирии (ВПС)», действующее в турецком городе Газиантеп, официально утвердило турецкую лиру, как деньги для расчета на территории, прямо или косвенно контролируемой протурецким Национальным фронтом освобождения. Банки в Аазазе и Идлибе уже получили необходимый объем банкнот из ЦБ Турции, а также открыли множество его корсчетов.

Аазаз — совсем небольшой сирийский городок в 10 км от Турции, Идлиб крупнее, находится чуть дальше от границы. Но от него рукой подать до двухмиллионного Алеппо (довоенная статистика), крупнейшего экономического центра Сирии.

Теперь в Алеппо, вроде как находящемся под контролем Асада, расчеты повально ведутся в турецкой лире. После Алеппо турецкие лиры появились в сирийских Африне и в Джараблус.

Дело в том, что сирийский фунт подвержен сильнейшей инфляции, а доллары дискредитированы массовыми подделками. Зато с деньгами Эрдогана нет никаких проблем. И это при том, что сама Турция находится далеко в не блестящей форме: в апреле 2020 года дефицит торгового баланса в Турции вырос до $ 4,564 млрд.

Ларчик открывается просто: «Временное правительство Сирии» получило от Эрдогана право менять турецкие лиры на доллары по чрезвычайно выгодному курсу, при этом американская наличность льется в Газиантеп полноводной рекой непосредственно из США. Вашингтон и Анкара в этом вопросе действуют предельно слаженно.

11 июня Минфин «Временного правительства Сирии» объявил, что готов выплачивать всем бюджетникам САР зарплату в турецких лирах. «В связи с продолжающимся обвалом сирийского фунта, а также в ответ на просьбу сотрудников, которые не хотят получать зарплату в сирийском фунте, правительство начало выплачивать зарплаты в турецких лирах… это широко приветствуется сотрудниками», — заявил аль-Ибрагим, возглавляющий финансовое ведомство ВПС.

Можно смело говорить о начале экономической диверсии Турции и США против Сирии.

Пока турецкую лиру получают «бюджетники» тех территорий большого Идлиба, которые находятся под контролем про-турков. Именно там наблюдается существенный рост уровня жизни по сравнению с сирийцами, живущими под контролем Дамаска.

Да, можно говорить о преодолении тяжелейшего политического кризиса между Анкарой и Вашингтоном, возникшего после покупки Турцией российских ЗРК С-400. В Белом доме, похоже, додумались, что «султан не так уж плох в борьбе с царем». Тем более, по-прежнему задачей № 1 во внешней политике США остается смещение Асада. По мнению заокеанского истеблишмента, с его уходом с политической сцены, а лучше всего — в мир иной, лидеры очень многих стран поймут, что шутки с дядей Сэмом всегда заканчиваются плохо. Даже Путин не поможет.

С другой стороны наблюдается стремительный рост денежной массы турецкой лиры, которая, кстати, в прошлом году обесценилась на 13,5%. В Анкаре уже слышны голоса, что Эрдоган вредит национальной экономике помощью Идлибу. Справедливости ради, голоса оппозиционеров едва слышны, зато бизнес по обе стороны южной турецкой границы потирает руки. Уже можно прочесть в разных западных СМИ, что идет экономическое поглощение Турцией всего северо-запада Сирии, в которой и так сильны протурецкие настроения.

Правда, возникает вопрос, «не надорвет ли пупок» Эрдоган. Из открытых источников можно узнать, что ВВП Турции сократился с $ 950,5 млрд. (2014 год — приход к власти Эрдогана) до $ 740 млрд. в 2019 году. Многие экономисты связывают это с войной в Сирии и с замедлением экономики России, крупнейшего торгового партнера Анкары.

В целом Эрдоган показал себя, как худший президент Турции за последние 30 лет. Если при нем дефицит торгового баланса достиг 17,52%, то его предшественники показывали, напротив, феноменальный профицит: Абдуллах Гюль -10,96%, Недждет Сезер — 165,96%, Гюндогду Демирель — 73,07%, Тургут Озал — 156,96%.

Без этих наглядных цифр картинка помощи Идлибу была бы неполной, поскольку до Эрдогана Анкара не участвовала в международных разборках, если не считать вялотекущего кипрского кризиса. Поэтому далеко не факт, что поглощение севера Сирии состоится. САР слишком большая, чтобы Турция могла ее содержать.

Тем не менее, в этих условиях время работает на Эрдогана. Вероятно, тот пришел к выводу: то, что не смогли сделать турецкие бомбы — сделает турецкая лира. Русские штыки, безусловно, этому могут помочь, если стабилизируют ситуацию на севере Сирии. Но если Анкара и впрямь надорвется, то пост в Рас-эль-Айн окажется в самом пекле бесконечной войны с Сирией.

Источник: «Свободная пресса»