Плоды цветной революции Армении

Правда для армян горька, но очевидна. Сражение за Карабах бездарно проиграно. Остается утешаться тем, что проигранное сражение не всегда означает проигранную войну.

В новой войне за Нагорный Карабах есть победитель, и его зовут Ильхам Алиев. Победу правителя Азербайджана признают не только вовне, но, что самое главное, дома, потому что у себя в стране он стал национальным героем.

Победитель

Политолог и востоковед Алексей Малашенко считает, что для Ильхама Алиева наступил его звездный час:

— Алиев получил полный кредит доверия. Это тот человек, при котором нормальная экономическая ситуация, тот человек, который победил в этом очень тяжёлом конфликте. Да, Карабах не решить окончательно. Это все понимают даже в Баку. Но Алиев – триумфатор.

Перед войной в Карабахе у Азербайджане были достаточно большие проблемы. Как и Россия, республика переживает не самые лучшие времена со своим главным экспортных товаром – углеводородным сырьем. И не только с ним.

— Упали цены на нефть и нефтепродукты, на газ, а это главные экспортные товары Азербайджана. Во-вторых, они оказались совсем не готовы к коронавирусу, и вторая волна там тем более разрушительно действует. Учитывая тот вопрос, что идет закрепление передач президентской власти по наследству, активизировалась азербайджанская оппозиция, — перечисляет не самые удачные стартовые позиции азербайджанского президента политолог, специалист по постсоветскому пространству Андрей Суздальцев.

Благодаря победе в Карабахе, Ильхам Алиев закрепил свои позиции национального лидера. Даже если изменится экономическая ситуация, даже если страна еще больше будет эволюционировать в сторону автократии, для него лично и для политической системы, которую построили его отец Гейдар и сам Ильхам Алиев, начало возвращения Карабаха – достижение, которое в Азербайджане будут помнить всегда.

Победа имеет и внешнеполитическое измерение. Мир увидел, что Азербайджан как государство гораздо сильнее Армении. У Алиева есть опасный для его врагов союзник – Турция, страна, которая претендует на роль если не мировой, то уж точно региональной державы.

Побежденный

Неудачные боевые действия в зоне конфликта, которые завершились сдачей Шуши, и подписанный трёхсторонний договор, который иначе как капитуляцией в республике не называют, не оставляют сомнений, кто эту войну проиграл. Собственно, глава республики Никол Пашинян сам взял на себя ответственность за поражение в Карабахе. Болезненное решение, которое пришлось принять армянскому президенту, политолог, директор Совета по международным делам Андрей Кортунов сравнивает с Брестским миром – после того, как Шуша перешла под контроль азербайджанцев, создалась угроза потерять всё. Чтобы оставить за собой Степанакерт, Пашинян подписал договор. После этого можно было ломать двери в парламенте и вышибать окна, но пока замены Пашиняну нет, считает Андрей Суздальцев:

— Там почистили политическое поле, у него масса врагов. Часть влиятельной армянской диаспоры здесь в Москве против него настроена. Но я пока не вижу личности, которая могла бы прийти ему на смену.

С точки зрения умеренной логики, Никол Пашинян должен остаться, согласен Алексей Малашенко. Даже если его уберут, трудно поверить в то, что новый лидер продолжит войну с полуразгромленной армией. Все привыкли думать, что армяне воюют хорошо, а азербайджанцы плохо. Но теперь выяснилось, что это не так. Трагедия Пашиняна в том, что Армении противостояла в Карабахе более сильная армия, в том числе, и потому , что население Азербайджана больше, чем население Армении, К тому же, азербайджанцы боролись против сепаратизма, как бы к этому не относится.

Андрей Кортунов считает, что Никол Пашенян своей политической неопытностью спровоцировал обострение конфликта в Карабахе, поскольку всегда жестко и бескомпромиссно говорил о его статусе. По мнению эксперта, Пашенян не переживет эту ситуацию в политическом смысле:

— На Пашиняна будут вешать всех собак, и не только за подписание самого соглашения, но и за всю политику, которая привела к этому результату. Его будут обвинять в многочисленных ошибках. Судьба его предрешена, хотя как это произойдет, когда и в каких формах, это сказать сейчас трудно.

Союзники

Турция как союзник Азербайджана может разделить его успех. Она показала свою эффективность в качестве союзника и продемонстрировала свою готовность к решительным и даже рискованным действиям. Сам Эрдоган считает временное завершение конфликта своим личным достижением. Эксперты не исключают возможности того, что Турция в той или иной форме сохранит свое присутствие. Андрей Кортунов напоминает о том, что последнее время часто говорят о создании российско-турецкого центра мониторинга выполнения соглашений.

Однако речи о вытеснении России не идет, считает Алексей Малашенко:

— Нет! Только один аргумент. Что в Центральной Азии, что в Азербайджане все говорят, что турки к ним относятся как к тюркам второго сорта. Это очень болезненно. Была первая волна начала девяностых, когда турки туда хлынули, был восторг, надежда, что они будут поднимать экономику. Денег было мало, а гордость у главных турок была большая. Они не лягут под Турцию. Никогда! Национальная идентичность намного выше, чем тюркская, в том числе – в Азербайджане.

Над схваткой

Двойственность роли России в нынешнем обострении в Карабахе отмечают все эксперты. Традиционно Армения считает нашу страну своим союзником, недаром единственная военная российская база на Южном Кавказе находится в Армении. Но в этот раз наша страна предпочла роль объективного непредвзятого посредника, да и договор о прекращении боевых действий был подписан трехсторонний, замечает Андрей Кортунов. Ни ОБСЕ, ни Турция, ни Минская группа в его создании не участвовали. В Карабахе будут размещены российские миротворцы, и это достижение России, потому что обе стороны доверяют ей и считают ее усилия эффективными.

Нейтральная позиция может иметь обратную сторону – усиление антироссийских настроений в Армении. Есть обида по поводу поражения, и поиск виноватых на одном Пашеняне может не закончиться. Это достаточно традиционная позиция для постсоветского пространства, считает Андрей Суздальцев:

— Ребята, вы как-то определитесь, либо мы русские оккупанты, либо мы союзники. Если мы оккупанты, разбирайтесь с Турцией сами. Если мы союзники, то согласовывайте с нами какие-то вещи. А то русские подлые, а без них никак. Вы понимаете, что я Вам рассказываю обиды нашего руководства. Но грязи на Россию было вылито огромное количество, и именно поэтому России обидно, почему так. Россия защитила армян, потому что вопрос о нападении Азербайджана на территорию Армении не стоит, речь идет только о Карабахе.

Но другие эксперты видят более общие процессы, которые продолжаются на территории бывшего Советского Союза. Влияние России затухает, и это медленный и мучительный процесс. Россия посылает свои войска, но больше она ничего сделать не может. Карабах, Приднестровье, Сухуми, Крым – это продолжение распада Советского Союза, говорит Алексей Малашенко:

— За всё хорошее надо платить. Не надо было брать Зимний дворец. Взяли – до сих пор расхлёбываем.

Карабах и не только

Если в Армении верх возьмут горячие головы, ситуация в Карабахе только ухудшится. Призывы созвать Национальное собрание и дезавуировать подписанный договор приведут к тому, что Азербайджан продолжит наступление. Это будет означать массовый исход армянских беженцев из Карабаха в Армению. Единственная возможность сохранить мир – это положиться на российских миротворцев. Перед ними стоит крайне тяжелая задача.

— Пускать или не пускать – всё будет решаться российскими миротворцами, которые контролируют Лачинский коридор. Если посмотреть на карту Карабаха – это сумасшедший дом, это цветная мозаика. Представьте себе, если бы не было российских миротворцев, и был бы взят Степанакерт? – задается вопросом Алексей Малашенко.

Хотя азербайджанцы декларируют, что армянское население может оставаться в своих домах, в это мало кто верит. Андрей Кортунов говорит:

— Конечно, в идеале армяне не должны покинуть возвращённые районы. Но будет очень трудно обеспечить безопасность и сотрудничество. Боюсь, произойдёт этническая консолидация. Районы, которые переданы Азербайджану, будут заселены репатриантами, а то, что останется у Армении – там будет консолидировано армянское население, хотя ещё рано об этом говорить.

У нас уже был Сумгаит, уже была резня азербайджанцев, напоминает Алексей Малашенко. Поэтому в Карабахе должны стоять вооруженные силы, которые могут предупредить этнические чистки.

Эксперты указывают на другие потенциальные риски. Взрывоопасная ситуация на Южном Кавказе может способствовать разморозке других конфликтов на постсоветском пространстве. Российская позиция заключалась в том, что решить их военным путем невозможно, поэтому надо искать политические решения. Ситуация в Карабахе показывает, что военная операция может привести к результату, которого не удалось достичь в ходе политических переговоров. А это опасный прецедент.

Источник: «Новые Известия»