Газовые войны

Битва США с транзитом российского газа в Европу подходит к кульминационной точке. Штрафы и санкции к европейским партнерам не помогают, политическое давление результата не принесло. Осталось одно — война. Но, как обычно, чужими хохлами руками…

Достроить «Северный поток-2» — дело чести для России. В него вложены миллиарды евро, получена пачка санкций, а до финала осталась всего сотня километров трубы.

США всеми силами пытаются не допустить окончания стройки. И санкциями, и прямыми угрозами. Иностранный застройщик и страховщики испугались и ушли. Стройка встала на год. Пришлось с Дальнего Востока на Балтику перегонять судно-трубоукладчик «Академик Черский».

Но теперь его вместе с плавучей базой «Фортуна» атакуют уже польскими кораблями-таранами и подлодками. Не исключено, что на охрану «Черского» и «Фортуны» России придется поднимать Балтфлот.

В общем, триллер, а не прокладка трубы.

Чем он закончится и зачем нам так нужен этот газопровод, «Комсомолке» рассказал гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, профессор Финансового университета при правительстве РФ Константин Симонов.

— Константин Васильевич, в Газпроме обещают достроить «Северный поток-2» к концу 2021 года. Достроят?

— Такие прогнозы рискованны, но я считаю, что да. Несмотря на колоссальное давление, плавучая база «Фортуна» — основной трубоукладчик — продолжает работу вместе с «Академиком Черским». У них есть все сертификаты и страховки. Все работает как часы. Сейчас с погодой и то проблем больше, чем с американскими санкциями.

— У всех, кто следит за этой эпопеей, вопрос: почему Газпром нанимал швейцарскую фирму, которая испугалась санкций и сбежала? Почему не подготовил собственное судно с самого начала?

— Подумайте сами. Если бы санкции не были введены, те же люди спросили бы: «А почему вы потратили народные деньги на оборудование и переброску через половину земного шара «Академика Черского»?» У нас что ни сделай, всегда найдутся критики.

ОСТАЛОСЬ ЗАПРЕТИТЬ ПОКУПАТЬ У РОССИИ ГАЗ

— Войну с «Северным потоком-2» начал Трамп. Что изменилось с приходом Байдена?

— По большому счету ничего. Было наивное ожидание, что Байден не будет так жестко прессовать своих партнеров в Европе. Но прессинг продолжается. Про «Северный поток-2» речь шла даже на последнем саммите НАТО! Где это видано, чтобы военный блок обсуждал не танки, а газовую трубу? Смешно, хотя, может, и не очень…

США по-прежнему давят на Германию из-за этого проекта. Но при Байдене серьезно активизировалась и Украина (у него в Киеве личная история, связанная со скандалами вокруг его сына). Видно, что он подначивает ее к более агрессивным действиям. Отсюда, между прочим, и напряженность в Донбассе, и общая истеричность Украины.

— Так война в Донбассе затевается, чтобы остановить «Северный поток-2»?

— В том числе. Для Трампа главным были интересы энергетиков США. И он душил «Северный поток-2» как их конкурента. У Байдена другой мотив — политический. Но, провоцируя Украину на войну в Донбассе, конечно, в уме держится и «Северный поток». Цепочка будет такая: «Русские опять вступили в войну! Что вам еще нужно, чтобы понять: Россия — страшная страна? Надо ее наказать всеми возможными способами, в том числе и остановить «Северный поток-2».

— А что будет со стройкой при самом плохом раскладе?

— Все возможные санкции уже введены. Все, кто мог испугаться, из проекта вышли. США остается не вводить какие-то санкции, а уже напрямую запретить европейцам покупать российский газ.

— А такое возможно?

— В нашем безумном мире возможно, кажется, уже все. Но это будет абсолютным коллапсом и трансатлантических отношений, и европейской энергетики. Чревато просто выкинуть поставщика, который контролирует треть рынка Европы и половину рынка Германии. Это будут уже не санкции…

— А что же тогда это?

— Это уже прямое приглашение к войне.

УКРАИНСКУЮ ТРУБУ МОЖНО ПОСТАВИТЬ В МУЗЕЙ

— Главных игроков в сериале «Северный поток-2» четыре — Россия, Германия, США и Украина. Что каждый потеряет и что приобретет, если труба будет достроена?

— Россия не теряет ничего, только приобретает возможность по доставке газа с новых месторождений на полуострове Ямал самым коротким способом до Германии. Экономия — 1900 километров по сравнению с украинским маршрутом. Это очень много! И не надо платить Украине деньги за перекачку нашего газа в Европу. К тому же никаких политических рисков, которые сейчас с ней связаны. Газовые войны с Киевом уйдут в прошлое.

Германия. Она получает самый дешевый газ самым оптимальным способом. Сейчас самое время — немцы выходят из атома и из угля — отказываются от АЭС и угольных ТЭЦ. Плюс Германия становится транзитной страной, через которую газ пойдет в Италию. Это еще больше увеличивает вес немцев в ЕС. Но, чтобы откупиться от США, им придется что-то американцам предложить. Например, построить для проформы терминал по приему сжиженного природного газа или что-то инвестировать в Украину.

США. Они, понятно, ничего не приобретают, кроме мощного конкурента в нашем лице, и теряют возможность расширять поставки в Европу своего дорогого сжиженного газа. Американцам останется лишь прессовать за это своих европейских партнеров.

Украина. Она только теряет: транзитные деньги — это 2 — 2,5 миллиарда долларов в год — и инструмент давления на Москву, которым она пользовалась последние 20 лет.

— Что будет с украинской трубой?

— У России есть контракт с Украиной, который заканчивается 31 декабря 2024 года. После этого смысла в украинской трубе нет. Пусть сами думают, что с ней делать. Мы можем использовать ее как резервную. На Украине есть веселые идеи: собираются производить водород. Пусть и поставляют его по этим трубам. Или мы можем сдать их в музей, как предложил Алексей Миллер.

— Россию часто обвиняют в том, что труба в Европу — это инструмент влияния, политическое оружие Москвы.

— Это полная ахинея. Есть два железных аргумента, которые разрушают такую картину мира.

Первый: если не будет «Северного потока-2», мы все равно сохраним свою долю рынка в Европе. Не через Балтику, так через Украину пойдет газ, только дороже.

Второй аргумент: мы с Западной Европой торгуем с 1968 года. И ни разу ни Советский Союз, ни Россия не шантажировали ее: «Не выполните наши условия — отключим газ!» О каком тогда энергетическом оружии можно говорить?

Давит-то не сам «Северный поток», а наша доля на рынке. Европа пытается с этим бороться всеми способами: строит альтернативный газопровод из Азербайджана, принимает сжиженный газ из Америки, но полностью побороть это нельзя. Невозможно.
ЗАТРАТЫ ОТОБЬЮТСЯ БЫСТРО

— Сколько Россия уже вложила в «Северный поток-2»? И сколько может заработать?

— Объем инвестиций изначально оценивался в 9,5 миллиарда евро.

— Много.

— По итогу будет чуть больше. Правда, не всю эту сумму вкладывает Россия. Наши инвестиции в проект — немногим более 5 миллиардов евро. Но если вспомнить, сколько мы платим Украине за транзит, то цифра уже не выглядит астрономической. Инвестиции отобьются достаточно быстро.

— Перед «Северным потоком-2» мы построили еще и «Турецкий поток». Но, говорят, он так и не наполнен газом? Простаивает?

— Нет, конечно. «Турецкий поток» — это две морские нитки. Первая — для турецкого рынка. Когда в начале 2020 года падали поставки газа туркам, об этом писала вся пресса. Но в третьем и четвертом кварталах начался резкий рост поставок. Посмотрите итог 2020-го, и вы с удивлением обнаружите, что мы в ковидном году нарастили поставки по сравнению с 2019-м!

А вторая нитка требует продления в Южную Европу. И уже лежит газопровод через Болгарию до Сербии. Там есть сложности, но он тоже начинает работать. С 1 января и Болгария, и Сербия начали получать газ по «Турецкому потоку». Для сравнения, южный газовый коридор из Азербайджана в Европу заполнен меньше.

НЕФТЕГАЗОВОЙ ИГЛЫ НЕ СУЩЕСТВУЕТ

— А Россия еще не переплюнула СССР по возведению всех этих труб на Запад и Восток?

— Не очень корректно сравнивать с Советским Союзом. Когда строили Уренгой — Помары — Ужгород, это была гигантская стройка! Но уже в постсоветское время мы построили новую трубу через Белоруссию, две нитки «Северного потока-1», сейчас достраиваем две нитки «Северного потока-2». Проложен «Турецкий поток», а до этого еще и «Голубой поток» тоже в Турцию. Построили трубу в Китай — «Сила Сибири-1», и в проекте «Сила Сибири-2». У СССР вообще не было возможности поставлять в Китай газ. Сейчас темпы строительства трубопроводов падают, потому что основные маршруты уже проложены.

— Но не сажаем ли мы себя этими трубопроводами еще крепче на нефтегазовую иглу?

— Никакой газовой и нефтяной иглы не существует! Это миф, от которого надо отказываться. Слово «игла» предполагает, что мы сидим «на печке» и консервируем свою отсталость. Разве в стране ничего больше не делают, кроме производства углеводородов? У нас нет цифровой индустрии? Машиностроения?

Глупо иметь возможность зарабатывать на экспорте нефти с газом и этим не пользоваться.

Нет ничего плохого в том, что мы продаем углеводороды. Разве это мешает другим отраслям развиваться? Посмотрите экономические показатели Украины, которая не сидит на игле, и сравните с Россией. И вопросы отпадут.

Источник:KP.RU