Пенсии: что скрывает правительство

Бюджет Пенсионного фонда планируется с расчетом на заморозку накопительной части пенсии до 2022 года (хотя о ней официально не объявлялось).

Накопительную часть пенсии россиян заморозили в 2014 году. Все взносы, которые работодатель переводит за сотрудника в Пенсионный фонд, пошли в страховую часть — на выплаты нынешним пенсионерам. Правительство обещало, что это временная мера, но раз за разом продлевало мораторий. В декабре 2018 года президент России Владимир Путин подписал закон, который подвинул «заморозку» до 2021 года. Из-за этого за россияне потеряют более четырех триллионов рублей.

О том, что правительство может вновь продлить заморозку накопительной части пенсии – теперь до 2022 года включительно – стало известно не из заявлений премьера Дмитрия Медведева или президента Путина, а при изучении журналистами материалов Минтруда об основных характеристиках бюджета Пенсионного фонда России на 2020 – 2022 годы. Как выяснилось, при формировании его доходной части уже учтено сохранение на весь период моратория на финансирование накопительной пенсии.

Министерство в ответ заявило, что это – не окончательное решение о продлении заморозки, а лишь возможный вариант развития событий.

«Предложение о продлении заморозки накопительной пенсии на 2022 год содержится в материалах к основным характеристикам бюджета Пенсионного фонда России (ПФР), окончательно бюджет ПФР будет сверстан с учетом наличия или отсутствия соответствующего законопроекта Минфина России», – сообщили в пресс-службе Минтруда.

При этом сомнений в том, что он будет продлен, нет. У государства просто нет другого выхода, считает доцент кафедры менеджмента и предпринимательства факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Евгений Ицаков. Как он рассказал RNS, количество работающего населения и неработающего сравнялось. Пенсии не снизить — они и так довольно скромные, а у более пожилых граждан нет подушки безопасности: её уничтожили дефолты девяностых. А значит, придется активнее использовать ресурсы, поступающие от работающих россиян.

– Заморозка накопительной части пенсии изначально была связана со сложностями, с которыми столкнулась пенсионная система, с недостатком средств на выплату пенсий, если часть отчислений будет идти в накопительную часть. Так как проблемы эти никуда не исчезают, то и «временную заморозку» с завидной регулярностью продлевают. Пока наблюдается сложная демографическая ситуация, а экономика показывает весьма скромные темпы роста, сложно представить себе разморозку накопительной части пенсии без серьезного ущерба для нынешних пенсионеров или без роста дотаций пенсионному фонду со стороны федерального бюджета, – рассказал «Фонтанке» старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб.

В министерстве рассказывают, что россияне от моратория деньги не теряют: «соответствующие страховые взносы, которые работодатели отчисляли за своих работников, были перенаправлены на финансирование страховых пенсий в полном объеме».

Но сама идея накопительной пенсии заключалась в том, чтобы человек мог сам заработать на заслуженный отдых и на старости лет получать не только выплаты от государства, но и доходы от инвестиций его накоплений за все время работы. А сейчас они не копятся.

«Посчитать упущенные выгоды достаточно просто – 6% от вашего ежегодного дохода плюс недополученная прибыль от инвестиций этой суммы. Может показаться, что это немного, но на длинном горизонте за счет сложного процента потери весьма ощутимы», – считает эксперт ИФК «Солид» Вадим Кравчук.

По оценкам начальника управления анализа пенсионного рынка НПФ «Сафмар» Евгения Биезбардиса, за 2014-2018 годах из-за моратория не сформировано свыше 2,2 трлн рублей пенсионных накоплений, а к концу 2021 года потери составят уже 4,6 трлн рублей.

Кроме того, продление заморозки несет негативные последствия для всей экономики – снижает привлекательность негосударственных пенсионных фондов. Перечисления в них заморожены, наращивание их капитала ограничено, а это повышает стоимость и сложность привлечения денежных средств на рынке, что снижает темпы развития экономики, считает Ицаков.

Пенсионный капитал

Альтернативой фактически отмененной накопительной части пенсии должен был стать индивидуальный пенсионный капитал (ИПК). Его концепция была представлена в 2018 году на Международном финансовом конгрессе в Петербурге. Она предполагала, что граждане будут самостоятельно производить отчисления со своих доходов в негосударственные пенсионные фонды. Эти средства будут инвестироваться без участия государства. А размер взносов будет варьироваться и повышаться от ноля процентов в первый год до 6% через пять лет.

При этом работодатели по-прежнему будут отчислять в Пенсионный фонд 22% от зарплаты сотрудника. Кроме того, ИПК должен стать источником «длинных» денег — то есть долгосрочных внутренних инвестиций в отечественную экономику.

Изначально Минфин предлагал полностью автоматический или подписной вариант подключения граждан к новой системе. Отказаться можно было бы через заявление. Но на добровольной модели подключения настоял президент Владимир Путин.

В марте 2019 года правительство объявило, что закончило подготовку законопроекта об индивидуальном пенсионном капитале (ИПК), и что его внедрение, как заявил министр финансов Антон Силуанов, позволит пенсиям вырасти «до 20% от уровня зарплаты».

Предполагалось, что система ИПК будет запущена уже с 1 января 2020 года. Однако в июле ее публичное обсуждение, по данным СМИ, власти решили отложить на 2020 год. А время внедрения теперь и вовсе не называется.

Старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов считает, что на фоне падения реальных доходов населения введение ИПК станет фактически новым налогом на зарплату, который снизит потребительский спрос, а в дальнейшем может привести к росту закредитованности населения и снижению уровня жизни. И это останавливает от его внедрения.

«Основные сложности с введением ИПК состоят в том, что при его добровольном характере он вряд ли станет массовым. Россияне будут учитывать повышение срока выхода на пенсию, прежнюю заморозку накопительной части пенсий и возможное неудачное инвестирование пенсионных денег», – рассказал Суверов «Фонтанке».

Как считает Евгений Биезбардис, ключевая проблема ИПК – отсутствие очевидных выгод по участию в новой системе на добровольных началах. Из-за низких доходов, высокого уровня закредитованности населения и до 40% зарплаты выплачиваемых неофициально, откладывать на пенсию могут далеко не все. А для способных к этому необходимы явные выгоды, такие как софинансирование взносов со стороны правительства, а также налоговые льготы для работников и их работодателей.

«Если государство решит не только поддерживать жизнедеятельность пенсионеров, но и обеспечивать им достойный уровень жизни, при установлении четких правил можно предусмотреть досрочное использование средств ИПК на критические расходы. К таковым можно отнести, к примеру, приобретение первой недорогой недвижимости, либо автомобиля, как это сделано в Великобритании в рамках программы LISA», – рассказал эксперт.

Причем там, по его словам, на досрочные расходы могут быть направлены накопления обоих супругов. Пока разработчики концепции ИПК готовы пойти лишь на досрочные расходы в связи с критическим заболеванием. Таким образом, предложенных льгот явно недостаточно для успешного запуска нового пенсионного продукта без автоподписки. С чем, по всей видимости, согласны и авторы ИПК, раз отложили на следующий год не только презентацию законопроекта, но и обсуждение самой его концепции.

Без лишних надежд

Как показал недавний опрос НПФ Сбербанка, почти 36% россиян считают, что для комфортной жизни на пенсии им необходим доход 30 тысяч рублей в месяц. При том, что средний размер пенсии неработающих пенсионеров на начало 2019 года составляет 15430 рублей. И пока государство не может определиться с механизмами поддержки россиян в старости, все большее число из них начинают задумываться о том, как они будут обеспечивать себя самостоятельно.

По данным свежего опроса ВЦИОМ, опубликованного 16 июля, около четверти опрошенных после выхода на пенсию планируют получать дополнительный доход от вкладов и депозитов (23%), чуть меньшее количество респондентов собираются копить на безбедное существование самостоятельно. Вкладываться в недвижимость хотят 18%. 10% думают об инвестиционном страховании жизни и вкладах в НПФ. Еще 8% рассматривают в качестве допдохода накопительное страхование.

Однако треть россиян — 36% — пока не используют для дополнительного дохода никакие из предложенных им альтернативных инструментов, а четверть респондентов — 24% — и впредь обращаться к ним не намерены, следует из данных ВЦИОМ. Они готовы ими воспользоваться лишь при гарантии государством сохранности вложенных средств и осуществлении жесткого государственного контроля над деятельностью финансовых организаций.

«Наши сограждане так привыкли, что их постоянно обманывают, что уже давно не ждут от государства ничего хорошего, – отметил аналитик «Финам» Алексей Коренев. – Особенно после проведенной год назад наспех пенсионной реформы, которая, если разобраться детально, настоящую реформу напоминает весьма отдаленно. Отсюда и совершенно индифферентное отношение к ИПК. «Средний» россиянин не слишком доверяет пенсионным фондам и, уже научившись неплохо считать свои деньги, прекрасно понимает, что отчисляя часть своего заработка в тот или иной финансовый актив, он с годами практически гарантировано получит свои сбережения назад, да еще и с процентами. И винить его за это никак нельзя – «рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше»

Илья Казаков,

Источник: «Фонтанка.ру»