Кому жить в «Шойгуградах»?

Мало кто сомневается, что министр обороны вполне серьезно может получить карт-бланш на строительство новых городов. Такая у нас страна — чудесная…

Зампредседателя Сибирского отделения РАН академик Николай Похиленко положительно оценил предложение Сергея Шойгу о строительстве в Сибири трех-пяти новых крупных городов. Напомним, министр обороны высказался за создание за Уралом отраслевых экономических кластеров с населением от 300 тысяч человек до 1 миллиона. В качестве примеров специализации назывались энергомашиностроение, лесопереработка или нефтехимия.

По другим источникам, велика вероятность ренессанса советского проекта «Электроград». Если эта информация подтвердится, то первый «Шойгуград» появится в непосредственной близости от Минусинска, небольшого городка, расположенного на обоих берегах Минусинской протоки Енисея. Об этом «Свободная пресса» уже подробно писала.

Итак, ученый Похиленко сказал следующее: «Идея хорошая, в принципе, и надо это делать. Такие центры — это не новый опыт. Во многих странах крупные города или города-спутники вокруг них специализируются на какой-то одной серьезной отрасли, направленной на продукцию. Там легче это все организовать. Легче подготовить кадры, легче создать соответствующую инфраструктуру».

Академик также пояснил, что в современных условиях есть необходимость перехода от сырьевой экономики к высокотехнологичной, дабы занять «пристойное» положение на мировом рынке. Но, чтобы проект реализовался, по его словам, нужна «политическая воля и поначалу, может быть, воспитательная и объяснительная работа с бизнесом, который у нас очень инертный. Здесь, с одной стороны, с помощью пряника, а с другой — немножко может быть и кнута это все может ускориться. Это не какие-то там десятилетия. А это все реально сделать в течение 5−7 лет».

Названные академиком сроки на первый взгляд вызывают большие сомнения, тем более, как подметил Похиленко, бизнес у нас «инертный», хотя правильнее было сказать, что «никакой». За 30 лет постсоветской России новоявленные капиталисты без активного участия государства ничего значимого для страны не сделали, если не считать выводы в офшоры триллионов долларов.

Между тем, в СССР был наработан опыт возведения новых городов, в одном из которых — в Волгодонске — потрудился и автор в качестве бойца студенческого стройотряда. Первое, что бросалось в глаза, — это преобладающая молодежь повсюду, будь то улицы, объекты или столовки. Идеей фикс у парней, как это ни звучит пошловато и одновременно естественно, было желание «снять девчонку», благо что юных красоток хватало.

Женские общаги и танцплощадки являлись местами мощного притяжения всего без исключения холостого мужского населения. Без вермута и драк, само собой, не обходилось, но повального мордобоя не было: милиция реагировала быстро и жестко.

По после быстрого и вполне предсказуемого «залета» совсем молодые парни, зачастую сразу после дембеля или окончания института, женились под причитания мамаш «где у тебя глаза были». Вслед за свадьбой каждой новой советской семье полагалась комната в семейной общаге, а там, где-то через 8−10 лет, выдавались ключи от новой квартиры. Как правило, второе чадо шло в школу по соседству уже из своего дома. Таким образом, переселенцы пускали корни.

Что особенно важно: у советских парней и девушек в новых городах не было психологического дискомфорта, дескать, «я тут, как дурак, пашу на стройке за копейки, а по телеку показывают шикарную жизнь мажоров-ровесников». По большому счету жизнь в том же Волгодонске почти не отличалась от московской — такое же снабжение по первому разряду, а зарплаты даже были выше.

Не секрет, что костяк населения новых городов составляли выпускники вузов и техникумов. Кто не в курсе: в СССР было обязательное распределение бывших студентов по заявкам предприятий. Тогда действовало правило «тебя государство выучило — будь любезен отработать по направлению хотя бы три года».

Скажем откровенно: в Советском Союзе хрущевского и брежневского периода правления ехать к черту на кулички не хотелось очень многим молодым людям, особенно тем, кто во время учебы жил с родителями в уютной квартире. Эта проблема была настолько остра, что на регулярной основе обсуждалась в «Вестнике высшей школы» Министерства высшего и среднего специального образования. Причем среди профессуры встречались яростные противники «обязаловки», являющейся, кстати, частью официального курса КПСС.

Для более широкого круга читателей дискуссия велась в комсомольской газете «Смена». Споры были жаркие, но консенсус сводился к тому, что «жизнь после распределения» не должна быть ущербной. Не везде это удавалось, однако в строящихся городах жилищный вопрос в целом решался быстрее, да и с продуктами было получше. Хорошее авиасообщение и доступные билеты тоже играли важную роль в самооценке. В отпуск можно было без проблем слетать к родителям или на море.

Когда сейчас говорят, что в СССР имела место пагубная практика принуждения, а распределение после института связывалось с навязанным коммунистами «долгом перед социалистической родиной», отчасти это правда. С другой стороны, например, в США — в «иконе» якобы свободного мира — тема образовательных кредитов относится к одной из самых жестких.

Достаточно сказать, что бывшие студенты и их родители сегодня задолжали банкам $ 1,53 трлн, и десятки лет средний месячный чек по платежам за диплом составляет $ 500. Типичный комментарий американцев звучит так: «Это наш самый большой кошмар, мы не знаем, как погасить долг за образование». И если бы им предложили отработать три года по правительственной путевке, они бы с радостью согласились.

Однако вернемся к советскому опыту строительства новых городов. Они тогда возводились в строгом соответствии с Госпланом, следовательно распределение новоявленных инженеров и специалистов (выпускников техникумов) являлось государственным приоритетом. Тем не менее уклонистов было много. Так, в Московском университете в 1954 году 20% заявок от предприятий оказались невыполненными. Известны случаи, когда на новое место являлось всего 25% специалистов от запланированного числа. «Откосить» было просто: женился, ребенок, престарелые родители. Даже если молодой человек отказывался ехать без причин, его «сильно» наказывали — гнали из комсомола.

При Хрущеве была введена норма, согласно которой инженер получал диплом только после трех лет отработки по месту распределения, но «добрый» Брежнев ее отменил. Именно при нем распределение выпускников перестало быть по факту обязательным и сводилось к профилактике безработицы и тунеядства. Да, формально новоявленный инженер получал путевку в «жизнь», но если он не являлся на место работы, его не наказывали. Устроился где-то, и слава богу.

Как следствие в позднем СССР новые стройки заглохли. Например, в вышеупомянутом Электрограде только потому, что иссяк поток рабочих рук, смогли построить из 12 всего лишь 2 завода. Но и они закрылись, поскольку создавались как кластерные предприятия.

Возможно, инициаторы строительства сибирских «Шойгуградов» надеются привлечь людей высокими зарплатами, как в Салехарде или Ханты-Мансийске. Но если новые города не будут базироваться на добыче «черного золота», казне придется дотировать доходы переселенцев, причем очень серьезно.

Понятно, что долго так продолжаться не может. Поэтому можно предположить, что власть вернется к идее обязательного распределения выпускников вузов и техникумов. Правда, для это нужно существенно поднять стипендии и ввести платное обучение для тех, кто не планирует отдавать долг стране. Вряд ли нововведение понравится значительной части общества, чего категорически не хочется Кремлю накануне транзита власти в 2024 году.

Источник: «Свободная пресса»