Захватчики из столичной мэрии

Чиновники мэрии Москвы угрожают расправой активистам «Архнадзора», опубликовавшим протоколы заседаний по сносу исторических зданий столицы.

Покайся и выдай сообщника

Прежде, чем расскажем о сути этих документов, скажем о том, что их публичное появление, повергло чиновников в шок. В такой шок, что все свои последующие действия чиновники уже, видимо, сами не контролируют.

Координатор движения «Архнадзор» Андрей Новичков рассказал, что ему и его соратникам напрямую угрожают некие лица из департамента градостроительной политики Москвы. Поводом для угроз стала, естественно, публикация «Архнадзором» тех самых документов Градостроительно-земельной комиссии столичной мэрии.

При этом, если верить словам Новичкова, неизвестные лица звонили ему, не шифруясь, прямо с телефонов градостроительного департамента и требовали удалить из сети опубликованные протоколы ГЗК, а заодно и «слить» им человека, который эти документы активистам и передал.

Документы, которые столичным чиновникам восемь лет удавалось держать в секрете, касаются строек, сносов исторических зданий и застройки парков, которые  властями уже были реализованы. Судя по всему, реализованы не совсем законно. По мнению Новичкова, эти документы затрагивают интересы крупных девелоперов – но никак ни самого города и его жителей.

Предоставив документы на суд общественности, координатор «Архнадзора» заявил, что не собирается их удалять не смотря на угрозы. Видимо, само по себе фактически открытое давление чиновников его не удивило и не напугало – зато ясно показало степень неуважения столичных властей к простым горожанам.

Рекомендации для обязательного исполнения

Теперь, собственно, о документах, которые правительство Москвы и лично мэр города Сергей Собянин держали в строжайшем секрете.

Речь о Протоколах межведомственной Градостроительно-земельной комиссии – постоянно действующего органа Правительства Москвы, где примерно раз в неделю под председательством лично Сергея Собянина главные столичные чиновники заседают и принимают ответственные решения о строительстве на той или иной территории города Москвы.

И вот как раз эти решения и приводят к дальнейшему уничтожению исторических зданий и парков, легализацию самостроев и определения новых площадок под «страшный сон всех москвичей» – реновацию.

Сама по себе Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК) была создана в ноябре 2010 года по инициативе Сергея Собянина и должна была работать в виде рекомендательного органа в открытом режиме. Однако, очень быстро эта комиссия оделась в «скорлупу», перейдя на закрытый режим, и начала принимать решения об изменении облика всей столицы, даже не привлекая к обсуждению того или иного проекта представителей научной, экспертной, краеведческой и экологической общественности. И на деле «рекомендательная» комиссия постепенно превратилась в структуру, которая вовсе не рекомендует – а обязывает органы государственной власти в сфере архитектуры, экологии, защиты культурного наследия реализовывать те или иные проекты.

8 лет работы ГЗК равны вековому татаро-монгольскому игу

Глядя на полуразрушенную столицу, понимаешь, как много успела комиссия, начав работать лишь в 2010 году. За это время по ее решениям снесены или подготовлены к сносам сотни исторических зданий для последующего строительства на них элитного и прочего жилья. и новом строительстве на их месте. Дома Привалова на Садовнической улице, усадьба Мельгунова на старом Арбате, ДК Серафимовича в Среднем Тишинском переулке, дома купца Михайлова на Большой Дмитровке, Таганская АТС на Покровском бульваре, усадьба Неклюдовой на Малой Бронной, военный госпиталь Красного креста на Красноказарменной улице, доходные дома на улице Варварка – кому из коренных москвичей не знакомы эти названия? А ведь это лишь малая толика из разрушенного. Там еще сотни и сотни адресов.

А еще своими решениями комиссия стерла с лица земли более полутысячи парков и зелёных зон, включая «Парка Дружбы» на Речном вокзале, парка «Дубки», парка «Торфянка», лесопарка «Кусково», парка на Живописной улице…

И отдала под так называемую реконструкцию, а, по сути, под полный или частичный снос, сотни зданий, представляющих архитектурную и мемориальную ценность, включая Дом Болконского из «Войны и мира» на Воздвиженке, плавательный бассейн олимпийского комплекса «Лужники», доходные дома Кузнецова и Королёва в Ордынском тупике, усадьба Соколова-Сибирякова в Вознесенском переулке, исторический квартал на Софийской набережной, прямо напротив Кремля.

Сколько благодаря странным решениям комиссии легализовано в столице самостроев – никто точно и не знает. Специалисты говорят про тысячи объектов. То есть, вместо того, чтобы административно или даже уголовно наказывать тех, кто строит на свой страх и риск, комиссия во многих случаях штампует решения «о сохранении объектов, обладающих признаками самовольного строительства». Такие решения сами по себе достойны того, чтобы ими заинтересовались правоохранительные органы. Но… не интересуются.

Конвейер работает тихо и быстро

Кстати, и сам по себе факт того, что столько лет все решения Комиссии держались в строжайшем секрете и не предоставлялись на ознакомление гражданскому обществу, тоже являлись нарушением. Как минимум, статьи 24 Конституции РФ.

Почему и как принимается то или иное решение, узнать невозможно – за редким исключением, когда пресс-служба градоначальника сообщает о некоторых событиях комиссии, оставляя за кулисами тысячи решений, принятых вопреки мнению жителей города и профессионального сообщества.

Эту проблему в 2016 году поднимал Совет по правам человека при президенте России, который призвал упразднить комиссию. Тогда же с призывом ликвидировать ГЗК выступило на митинге и общественное движение «Архнадзор», однако против, понятное дело, высказались крупные девелоперы – в чьих интересах фактически и действует ГЗК.

Об этом черным по белому говорят и документы, которые предоставил «Архнадзору» чиновник столичного правительства на правах анонимности, наглядно показывающие как рушится Москва. Даже беглый анализ этих «вещдоков» позволяет установить, что ГЗК работает подобно безостановочному конвейеру.

Заседания проходят каждую неделю, и на каждом заседании рассматривается несколько десятков вопросов, порой их количество заходит за сотню. Эти вопросы включают в себя все строительные проекты Москвы, в том числе решения о застройке площадью в миллионы квадратных метров. При этом каждое заседание комиссии длится обычно плюс-минус час. То есть на рассмотрение одного вопроса может тратится в среднем около минуты.

Вот пример. Заседание ГКЗ 14 апреля 2012 года продолжалось 50 минут, на нем обсудили 64 вопроса. А заседание ГЗК 27 декабря 2013 года продолжалось 35 минут, при этом прошлись по 75-ти вопросам. То есть, на каждый вопрос тратилось около полуминуты. Удивительная «скорострельность». Интересно, за неполные полминуты можно успеть хотя бы даже этот вопрос озвучить – а не то, что обсудить и принять решение?

Подпишем проект – потом изменим объект

Но это даже не самое интересное. Из документов можно понять, что даже будучи принятыми и подписанными, они не являются окончательными. В любой из них по желанию Собянина и К в интересах того или иного застройщика абсолютно спокойно могут вноситься, причем, произвольным образом, любые правки – в том числе, и те, которые в корне меняют первоначальный проект строительного объекта.

Вот вам пример, из того, что мы нашли измененного. Уменьшение площади детского сада почти в 2 раза (то есть, меньше будут детские площадки для игр на свежем воздухе и меньше ребятишек попадет в этот детсад); уменьшение количества машиномест в 10 раз (было, к примеру, на 100 машин, стало на 10 – остальные ставьте на платных стоянках). Ну, и дальше по нарастающей – увеличение высоты застройки почти в 3 раза; изменение назначения земельного участка с «благоустройства и озеленения» на «размещение торгового объекта». Это, если кому не понятно – вы покупали квартиру в высотке, рядом с которой должны были разбить парк или сквер, а построят под вашими окнами огромный торговый центр.

Причем, все нужные определенному кругу лиц изменения могут вноситься в документ спустя длительный срок после утверждения и подписания протоколов (например, в одном из случаев это произошло аж через 3 года). Для придания этим изменениям видимой законности их частенько называют «внесением технической правки».

Подобные изменения были внесены в подавляющее большинство протоколов ГЗК за 2012 год. Понятно, что аналогичные изменения также могут быть внесены, а, может, уже и внесены в любые другие протоколы комиссии прочих лет ее существования.

Даже бегло просмотрев протоколы заседаний комиссии уже в этом, 2018 году, практически в каждом документе сталкиваешься с такими строками, как «принять к сведению информацию о целесообразности внесения технической правки в ранее принятое решение…».

Или «принять к сведению информацию о корректировке материалов проекта…».

«… о корректировке границ межевания…», «… о корректировке границ объекта…» и т.д. и т.п.

В общем, с того самого 2012 года сегодня мало что изменилось. Быстрые решения комиссии сама же комиссия по мере необходимости правит, как ей хочется – с учетом «заинтересованных лиц» от строительного бизнеса.

А в самой комиссии все те же давно знакомые фамилии – Собянин, Хуснуллин, Ликсутов, Ресин… Пока их поступь тверда и сами они непотопляемы. А вот от Москвы, в том числе, от той старой исторической Москвы остается все меньше и меньше.

Пока градостроительная комиссия под неусыпным руководством мэра Собянина планомерно и хищно превращает златоглавую в высотного плотно застроенного бетонного монстра. И, похоже, Кремлем, вокруг которого уже тоже ударно трудится спецтехника мэра, ему дан на то полный карт-бланш.

Потому Собянин ни мало не сомневаясь баллотируется на предстоящие в сентябре новые выборы градоначальника – а его верные «соколы» без всякой опаски с городских телефонов градостроительного департамента стращают человека, решившего сказать правду о разрушении Москвы. Ну, а что – не все ж одному Наполеону столицу российскую под корень жечь. Теперь время Собянина. И оно, к сожалению, пока продолжается – параллельно тому, как настоящая Москва… заканчивается. Вот бы наоборот…

Источник: «Общая газета»