Бедность с пеленок

Есть ли смысл говорить о демографическом кризисе в стране и агитировать женщин рожать, когда каждый пятый ребенок живет за чертой бедности?
По данным за 2018-й год каждый пятый ребенок жил в семье с доходами ниже прожиточного минимума. Это существенно ниже, чем в предыдущем году, но из-за вызванного пандемией кризиса детская бедность возрастет, предупреждают эксперты

По итогам 2018 года почти 23% российских детей до 18 лет жили в семьях с уровнем денежных доходов ниже прожиточного минимума, следует из результатов исследования Росстата «Социально-экономические индикаторы бедности» (в абсолютном выражении служба значение показателя не приводит; общая численность населения два года назад в возрастной группе до 19 лет составила 32,6 млн человек).

Это самые актуальные официальные данные об уровне детской бедности в России: подобная статистика публикуется с задержкой в два года. То есть доля детей, живущих в бедности, по итогам 2019 года станет известна только летом 2021 года, а влияние пандемического кризиса на динамику детской бедности можно будет оценить только в 2022-м.

Исходя из информации Росстата, уровень бедности среди детей почти в два раза превышает общероссийский показатель: всего по итогам 2018 года за чертой бедности (включая детей) проживало 18,4 млн человек, или 12,6% населения.

Самый высокий уровень бедности среди детей, 49,4%, приходится на категорию многодетных семей. Значительной, на уровне 40,6%, также оказалась доля детей, проживающих в малоимущих сельских семьях.

Росстат проводит выборочное исследование доходов населения и его участия в социальных программах ежегодно во всех регионах путем личного опроса респондентов. Выборка охватывает более 60 тыс. домохозяйств и обеспечивает получение репрезентативных итогов наблюдения в целом по стране.

Для измерения бедности Росстат использует концепцию абсолютной бедности, когда доходы населения соотносятся с установленной чертой бедности — прожиточным минимумом. В 2018 году величина прожиточного минимума на душу населения в целом по России составила 10 287 руб., в 2019 году — 10 890 руб.

Уровень детской бедности при годовом сопоставлении резко вырос в 2015 году и составил 27,4% против 20,7% в 2014 году. После этого доля детей, растущих в малоимущих семьях, начала постепенно снижаться. По итогам 2018 года она уменьшилась сразу на 3,1 п.п. по сравнению с уровнем бедности среди детей в 2017 году. Тем не менее уровень детской бедности в России остается высоким, и это является системной проблемой для страны, отмечает директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева.

Особенностью России являются нетипичные по сравнению с другими странами группы риска бедности — это семьи с детьми и работающие бедные, отметила она. На 40–50% эти две группы пересекаются, и основной причиной детской бедности являются низкие доходы родителей, которые не покрывают нужды семьи, объяснила Малева.

В 2018 году, согласно данным Росстата, денежный доход в малоимущих семьях в среднем на одного члена семьи составлял 7,5 тыс. руб. в месяц. В структуре расходов почти половину (48,6%) занимали траты на еду. Почти 90% малоимущих семей не могли позволить себе купить товары длительного потребления, например смартфон, холодильник, стиральную машину, пылесос и др., следует из оценки финансового положения домохозяйств.

Семейная бедность в детстве трансформируется в неуспешность в течение всей жизни: дети из малоимущих семей чаще остальных сталкиваются со школьной неуспеваемостью, и если в школе нет специальных программ, которые направлены на повышение их успеваемости, а в вузах нет преференций, то это приводит таких людей в так называемую ловушку бедности, объясняет директор Института социальной политики НИУ ВШЭ Лилия Овчарова. В семьях со средним достатком и выше, если ребенок плохо учится, родители стараются компенсировать это за счет привлечения репетиторов. А дети и молодежь из бедных семей попадают в ловушку воспроизводства бедности — после окончания обучения они вообще не могут найти работу, не говоря уже о трудоустройстве с достойной зарплатой, констатировала Овчарова.

Снижение уровня детской бедности в 2018 году во многом ожидаемо, потому что на протяжении последних лет социальные трансферты государства в основном были направлены именно семьям с детьми, и антикризисная политика правительства во время пандемии 2020 года стала тому ярким примером, подчеркнула Малева: вся социальная поддержка населения строилась на приоритете семей с детьми, хотя жертвами пандемического кризиса стали прежде всего работники в возрасте до 30 лет, которые часто еще не имеют детей. По ее оценкам, показатель детской бедности вслед за общероссийским неизбежно возрастет в 2020 году, но благодаря антикризисным мерам удастся избежать лавинообразного роста числа детей, живущих за чертой бедности.

Выплаты семьям с детьми во время пандемии смогли компенсировать часть утраченных доходов, но не позволяют таким семьям вернуться к докризисному уровню жизни, оценивали эксперты Института социальной политики НИУ ВШЭ (.pdf) Снижение доходов из-за ухудшения ситуации с занятостью привело к росту уровня бедности среди всех типов семей: в среднем доля бедных среди населения увеличилась с 12,5 до 20%, традиционно высокая доля бедности в семьях с детьми и до пандемии (21–26% в зависимости от возраста детей) в условиях кризиса оценивалась на уровне 31–35%. С учетом антикризисных выплат после начала пандемии удалось снизить уровень бедности среди всего населения с 20 до 16,8%, а среди семей с детьми — с 31–35 до 24–30%, подсчитали эксперты ВШЭ.

Уровень бедности в целом по России под влиянием пандемического кризиса по итогам 2020 года увеличится до 13,8%, прогнозируют экономисты ВЭБ.РФ, а это на 1,5 п.п. выше уровня бедности за 2019 год. По оценкам Татьяны Малевой, при базовом сценарии его получится удержать на уровне 12–13% по итогам 2020 года, при пессимистичном — уровень бедности увеличится до 15–16%.

Источник: РБК