Минобороны топит военное кораблестроение?

Утвердившиеся в военном ведомстве эффективные менеджеры-финансисты продолжают претворять в жизнь систему штрафов как для военнослужащих, так и для предприятий ВПК. К чему это может привести?

Разорить только встающую на ноги отечественную судостроительную промышленность, похоже, взялось Министерство обороны РФ. Тех, прежде всего, предприятий, которые задействованы в создании современных военных кораблей. К такой мысли приходишь, знакомясь с исками ведомства Сергея Шойгу в арбитражном суде Москвы. Сразу шесть поданы к заводу «Пелла». Сумма претензий по самому «скромному» из них составляет 256 миллионов. А самого крупного — 2,9 миллиарда рублей. Что же натворил этот завод, если поставлен едва ли не грань банкротства? И кем — самой заинтересованной в его продукции организацией!

«Пелла» находится в Кировском районе Ленобласти, сравнительно недалеко от Петербурга. Считается одним из самых успешных в современной России предприятий отрасли. Стало первым представителем нашей страны, приглашенным несколько лет назад в качестве участника на престижную Международную выставку малотоннажного судостроения в Роттердаме.

Помимо гражданских судов, строят на этой верфи и военные. Новинки оборонного значения не раз демонстрировали в Петербурге на регулярных Военно-Морских салонах. Проходят таковые раз в два года. На этих форумах неоднократно имела удовольствие знакомиться с очередным детищем «Пелла», предназначенным для ВМФ РФ. И даже вместе со специалистами поднималась на его борт.

Так было минувшим летом, когда на салоне только и говорили, что о малых ракетных кораблях (МРК) проекта 22800 типа «Каракут». Предназначены они для поражения объектов противника в береговой зоне, уничтожения надводных кораблей и судов, искусственных стационарных и плавучих объектов. Кроме того, корабль способен вести борьбу с диверсионно-террористическими силами, осуществлять поиск и спасение экипажей терпящих бедствие судов и летательных аппаратов. Словом — универсальный, многофункциональный МРК. А главная его оружие — высокоточные крылатые ракеты дальнего действия «Калибр».

У «Пеллы» с Минобороны РФ госконтракт на производство семи таких кораблей. Поставить заказчикам первый (МРК «Мытищи») планировали осенью прошлого года. Поставили же на четыре месяца позже. Акт приема-передачи подписан 28 февраля 2019-го. Что, конечно, же, не дело.

Впрочем, как рассказали корреспонденту «СП» на заводе, заказчик «остался доволен качеством продукции». А что касается задержки, то, по словам нашего источника, претензий исполнителю ни в устной, ни в письменной форме высказано не было. Просто потому, что вины завода «Пелла» в задержке нет.

— Руководству Министерства обороны РФ нашим руководством своевременно было направлено официальное письмо с объяснением обстоятельств неисполнения сроков поставки этого МРК, — сказал мой собеседник. — Помешал четкому выполнению условий контракта запрет Москвы на плановые испытания в Финском заливе и в Балтийском море. Все дело в том, что в прошлом году в России проходили матчи Чемпионата мира по футболу. Действовали усиленные мер безопасности, в том числе, в окружающей Питер акватории. А потом, когда Чемпионат мира завершился, наш новенький «Каракурт» привлекли к участию в Главном Военно-Морском параде. Так что проводить испытания, доводить корабль «до ума» пришлось почти на полгода позже назначенных сроков. В чем вина завода?

«СП»: — И что ответили военные начальники на ваше письмо?

— Согласились с нашими доводами. Подтвердив, что речь о штрафе за просрочку не идет. И вдруг — этот иск на три миллиарда…

«СП»: — Насколько я знаю, на срыв сроков сдачи повлияли также какие-то неполадки

— Да, с двигателем. Но двигатели мы не производим. Нам поставляет их акционерное общество «Звезда». Мы в этом смысле — зависимая сторона. А в данном деле ещё и пострадавшая.

В санкт-петербургском ПАО «Звезда» историю с двигателями для малого ракетного корабля подтвердили, но от каких-либо комментариев отказались. Дали лишь понять, что сами тоже зависимы — от поставщиков комплектующих.

Прежде претензий к «Пелла» у военного ведомства не было. Наоборот, там считали завод из Отрадного одним из самых надежных своих партнеров. Судя по профессиональной картотеке, отечественный флот регулярно и в срок получал оттуда боевые корабли и военные суда разного назначения. Прошлогодняя осечка, вызванная внешними обстоятельствами, не должна была по идее привести к скандалу, вызванному судебной тяжбой с шестью исками на общую сумму почти в десять миллиардов рублей.

Может есть ещё претензии иного рода? Например, связанные с восстановлением судостроительного завода «Море» в Феодосии? Модернизировать его после возвращения Крыма в состав России было поручено именно «Пелла».

На мой звонок в администрацию черноморского города ответила сотрудница приемной: «Судостроительный завод? Работает, да. Пока не так, конечно, как в советское время, когда был, по сути, главным предприятием города. Но постепенно оживает после нескольких лет „украинского“ застоя».

На самом заводе трубку снял почему-то охранник. Подтвердил, что ситуация улучшается, суда строятся, зарплата выплачивается. «Народу, правда, пока у нас маловато, всего несколько сот человек против нескольких тысяч до развала СССР, — заметил охранник. — Со специалистами — проблема, разъехался рабочий люд за годы без России».

Что же тогда так возбудило МО РФ? Этим вопросом задаются и на самом «Пелла». Предполагают два варианта: некая чисто организационная ошибка или «сознательные действия конкретных лиц, направленные на подрыв деловой репутации верфи». Но ошибка давно бы уже, наверное, была устранена. Что касается чьи-то «сознательных действий»…

Если бы речь шла не о госзаказе, не об иске Минобороны, а о неких конкурирующих бизнес-субъектах… Хотя…

Не получив ответов от военных (в Минобороны с этим сегодня непросто, чтобы не сказать — практически нереально) корреспондент «СП» заглянула на сайт все того же Арбитражного суда столицы. Где обнаружила ещё несколько миноборонских исков. Какое-то сутяжное получается у нас министерство. Или — некомпетентное в таких делах, как оборонзаказы? Некому, что ли, грамотно вести их, контролировать исполнение, не допуская сбоев по срокам и качеству?

«Благодаря существенному обновлению корабельного и судового состава, доля современных кораблей на Черноморском флоте РФ вырастет в 2020 году до 70 процентов, — заявил недавно командующий ЧФ вице-адмирал Игорь Осипов. С предновогодним бравурным рапортом выступило в минувший понедельник и руководство Объединенной судостроительной корпорации. Её президент Алексей Рахманов отрапортовал: «Всего в 2019 году было подписано 17 новых государственных контрактов, что обеспечивает загрузку ключевых предприятий корпорации до 2026 года, а в некоторых случаях до 2028 года».

Послушаешь: просто идиллия! Никаких проблем с двигателями и запасными частями к кораблям и судам разного класса, которые до недавнего времени в большинстве своем поставлялись с Украины. И лишь с 2014 года в рамках программы импортозамещения должны производиться в самой России. Но пока производства плохо налажены, работают со сбоями. И дефицита специалистов будто бы нет. В той же Феодосии выпускники технических колледжей в поисках работы с достойной зарплатой уезжают из города, часто меняют профессию. На возрождающемся не так быстро, как думалось, «Море» специалистов катастрофически не хватает…

Источник: «Свободная пресса»