Умирающая Россия

Оптимизация среднего образования и медицины привели к тому, что российское село умирает. Еще недавно отстроенные школы уничтожаются на глазах. Люди уезжают. Учителей и врачей катастрофически не хватает….

Дню учителя посвящается…» Такой саркастический подзаголовок дали корреспонденты newsvo.ru репортажу из поселка Качуга Тотемского района Вологодской области, где год назад была закрыта добротная школа.

Всего за год школа в кирпичном здании 1988 года постройки оказалась полностью разграблена. Вынесены все радиаторы отопления и часть кухонного оборудования. С территории украли дорожные железобетонные плиты. За ненадобностью брошены парты, музыкальные инструменты и кресла. В пустых классах с разбитыми окнами ветер треплет тетрадки учеников. Нарисованный на стене плакат «Берись за то, к чему годен» в атмосфере разбоя выглядит форменным издевательством… Смотрите сами — в альбоме 220 фото

Сейчас здание школы выглядит так: плит уже не осталось
Спортзал тоже никому не нужен

У школы — довольно давняя история. В 1894 в деревне Камчуга была открыта школа грамоты. В 1957 году она стала семилетней, а в 1975 году средней. В 1988 г. школа переехала в новое здание. В 1995 году открыт музей истории школы. В 2006 году признана победителем конкурса общеобразовательных учреждений, внедряющих инновационные образовательные программы в приоритетном национальном проекте «Образование» и получила премию миллион рублей. В 2014 г. — отметила свое 120- летие. В 2017-ом школа – ликвидирована.!

— Это была лучшая школа Тотемского района, — подтвердила «Новым Известиям» начальник районного управления образования Валентина Горчагова, возглавлявшая, кстати, ликвидационную комиссию, которая и поставила точку на инновационном и всяком другом образовании в Камчуге. – За перевод детей на «подвозное» обучение в райцентр, за 30 км от села, по ее словам, проголосовали сами родители – 19 из 26 человек.

Что так? У поселка нет перспективы…

— Когда мы приезжаем закрывать школу, нам всегда ставят в вину: закроете — умрет и село, — говорит Горчагова. — Но ведь мы приехали последними, у вас уже ничего нет. Ни работы, ни жилья, ни инфраструктуры, ни молодежи…

Потери Тотемского района и впрямь колоссальные. Вот краткий список того, что ушло в небытие за последние 20 лет:

1.Тотемский леспромхоз с его производственными подразделениями (лесопунктами в поселках Советский, Октябрьский, Камчуга, Чуриловка, Михайловка, Крутая Осыпь, Красный бор).

2. Сухонский леспромхоз с мебельным цехом.

3. Химлесхоз.

4.Сплавной участок.

5.Аэропорт и речной порт «Тотьма».

6.Предприятие «Сельхозтехника».

7. ХПУ – организация по техническому обслуживанию животноводческих ферм района.

8.Мелиоративная станция.

9.Сельстрой, Гражданстрой и Дорстрой.

10.Льнозавод, мясокомбинат, курорт «Варницы».

11.Ликвидированы колхозы «Сигнал», «Никольский», «Путь к коммунизму», «Память Ленина, «Большевик», «Красное знамя».

12. Сельпо, педагогический колледж, КБО со всеми структурами на селе, три детсада в Тотьме.

«Вымирают посёлки, сёла и деревни, вымирает глубинка России. Разруха, варварство, дикий ужас. Кто ответит за такую бесхозяйственность? – терзают друг друга риторическими вопросами жители Вологодчины. Поселок Камчуга, попавший сейчас на язык из-за растерзанной школы, не хуже и не лучше других, он как все, чья судьба была связана с рухнувшими леспромхозами. Расположен на левом берегу реки Сухона. Расстояние по автодороге до районного центра Тотьмы — 28,8 км. Население по переписи 2002 года 760 человек (373 мужчины, 387 женщин). Детей школьного возраста 20, дошкольников нет и за последние два года ни один младенец не родился.

— Люди худо-бедно, но живут, сельсовет под боком, хотя толку от местной власти не шибко много, — рассказал «НИ» местный житель Николай Петрович, согласившийся потолковать о местной жизни, о тех проблемах что существуют и как они решаются. – Центр всего у нас магазин, выбор спиртного намного больше, чем других продуктов. По моим наблюдениям, и продавцы это подтверждают, постоянными покупателями спиртного являются не мужики , а женщины. Частенько пьют или похмеляются с утра, едва откроется магазин . Новости не утешительные: помирают у нас часто. Это беда практически всех бывших лесопунктов после закрытия леспромхоза. Нет постоянной работы, заработки от случая к случаю, беспросветное будущее, и люди, не видя отдушины в жизни пьют. Не все конечно, но многие пьют, и молодежь не отстает, постепенно превращаясь в подобие своих отцов- пьяниц. Те кто работает или малопьющие живут нормально для этих мест. «Сельсоветчики» ситуацией никак не управляют, разве что детей надумали уберечь -отправили учиться в райцентр за 30 километров. Чем это поможет, не знаю.

Я как то задал вопрос губернатору Вологодской области о таких брошенных поселках, но в ответ услышал — НЕ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ. То есть сами поселки и люди, живущие в бывших лесопунктах, не перспектины, попросту не нужны государству…

Школа, по словам собеседника, последний бастион, который сдали не только власти, но сами деморализованные жители. А в защиту ее теперь пишут те, кто давным давно сбежал из Камчуга и наведывается сюда только как дачник. Есть такое… Посты со слезой типа « Не любить эту школу было невозможно. Горжусь тем, что училась в этой школе и, конечно, больно, когда приезжаешь к маме, смотришь в окошко, а там разруха. Нет детского смеха, нет учителей до боли родных. Но все это останется у нас в памяти» — больше всего «ВКонтакте». По количеству они даже уступают вопросам, почему здание школы и находящееся в нем государственное имущество оказалось брошенным на произвол судьбы? Кто там мародерствует? Что будет со зданием дальше и не случится ли так, как уже случалось в области: сначала школу зароют, а потом она сгорит или придет в негодность.

К дискуссии подключилась многолетний директор школы, ушедшая на пенсию в момент ее закрытия Татьяна Оленева:

«Добрый день! Могу ответить на некоторые Ваши вопросы. Школу закрыли ввиду того, что 2 учителя переезжали с семьями в другую местность. 3 педагога собрались на пенсию. Новые кадры в поселок не пригласишь. Жилья нет. Справка про школу точная. Оборудование не разграблено, вывезено в школы района. То, что осталось, никем не востребованное. Жаль музыкальные инструменты. Они никому не пригодились. Варвары, к сожалению, — наши ученики да их приезжие друзья. Жаль, что такое добротное здание осталось без дела.»

— Ну вот, я же вам говорила, что никаких козней против школы не было, ликвидация произошла естественным путем, по согласию педагогов и родителей, — встрепенулась Валентина Горчагова, услышав, что никто в общем-то против случившегося не возражает.

Тем не менее, возражающие находятся.

Для «приезжих» чиновников находят квартиры, да ещё какие! А для учителей — да кто они такие? — вот такой подход у нынешних чиновников. Закрыли школу, и столько проблем сразу «решилось»! А батареи с дорожными плитами тоже в другие школы уехали?

Вопросы собственности не в компетенции управления образования. Муниципальным имуществом занимается район. Увы, безуспешно – школу -единственное в Камчуге кирпичное строение- продать невозможно, нет интересантов, нет перспективы для бизнеса и нет идей под что приспособить трехэтажное здание.

Прогноз мрачный: школу, похоже, будут грабить, пока не разнесут по кирпичу.

Источник: «Новые Известия»