«Сухой» остается сырым

Среди регионов, наиболее «заинтересованных» в поставках российских стелс-истребителей пятого поколения, представители компании отметили Юго-Восточную Азию и весь Азиатско-Тихоокеанский регион в целом, а также страны Северной Африки. И, наверное, некоторая доля справедливости в этих словах есть. Однако нам, все-таки, не стоит заранее считать незаработанные ещё десятки миллиардов долларов – конкуренция на этом рынке ожидается жесточайшая, и далеко не факт, что Россия сможет занять на нем достойное место.

Прежде всего, давайте констатируем – с проектом Су-57 ещё далеко не все в порядке. Сейчас реализуется довольно сложная (и спорная, прямо скажем) схема, когда Владимир Путин обещал начать серийные поставки Су-57 для нашей армии, и до 2028 года на данный тип истребителей должны «пересесть» три авиационных полка, но испытания самолета ещё не закончены. Фактически, Министерству обороны предстоит закупить до конца не испытанные машины, у которых не доведен «двигатель второго этапа», то есть именно тот, который должен стоять на серийных машинах по замыслу разработчиков. До конца не испытано и вооружение самолета, а в данном случае это очень важный момент, ведь практически все типы «полезной нагрузки», которую планируется использовать на Су-57, должны размещаться во внутренних отсеках самолета и уметь стартовать оттуда, причем, в различных условиях, при разных перегрузках и так далее.

Да, на данный момент мы знаем (со слов разработчиков и военных), что испытания вошли в заключительную фазу. Но одновременно с этим мы помним, что 24 декабря 2019 года под Хабаровском разбился один из опытных образцов Су-57, на котором как раз и испытывался новый двигатель. Конечно, подобные ситуации не редкость в авиации, достаточно вспомнить хотя бы множество аварий разной тяжести при испытаниях американского F-35. И все-таки это всегда повод для серьезного расследования и переноса сроков испытательных полетов. Есть ли у нас полная уверенность, что в дальнейшем испытания нового истребителя будут проходить гладко, а сроки его запуска в серийное производство никогда больше не «сдвинутся вправо»?

Не до конца ясно и то, когда будет доведен до серийного производства «двигатель второго этапа» для Су-57. «Изделие 30», как называют его сами конструкторы, весьма впечатляет своими «бумажными» характеристиками. В частности, называются почти фантастически цифры топливной эффективности – порядка 670 гр. на килограмм-силы в час. Этот показатель почти втрое ниже, чем у двигателя американского стелс-истребителя F-22. Что, с одной стороны, наполняет наши сердца гордостью, а с другой – вызывает сильные сомнения в реальности этих цифр. Добавим к этому, что плоское сопло, способное значительно снизить заметность самолета в инфракрасном диапазоне, тоже ещё находится в стадии разработки. И пока, в общем, далеко не очевидно, что оно появится на серийных Су-57.

Но давайте все-таки попробуем быть оптимистами. Да, с высокой долей вероятности можно предполагать, что в ближайшие 2-3 года Су-57 приобретет свои законченные очертания и пойдет в армию. Его несомненными достоинствами станут: неплохая скрытность, высокая универсальность в плане объема решаемых задач, крейсерский сверхзвук, высокое качество бортовой электроники и вооружений. Но даст ли это хоть какие-то гарантии успешного экспорта? Увы, тут все не так просто, как этого бы хотелось представителям компании «Сухой».

Прежде всего, давайте констатируем: как правило, экспортные образцы передовой техники делаются чуть более простыми и менее смертоносными, чем то, что поставляется для собственной армии. Исключения возможны, конечно, но они делаются только для самых проверенных союзников. Которых у нас, строго говоря, сейчас просто нет.

Делается это по двум причинам: чтобы, во-первых, к потенциальному противнику не утекли абсолютно все секреты новинки, а во-вторых, чтобы это вооружение, при самом плохом раскладе, не воевало против нас самих. То есть, мы можем предполагать, что экспортный вариант Су-57 будет послабее того, что планируется закупать для нашей армии. Это, конечно, далеко не факт – в последние десятилетия мы славились почти полной открытостью для наших партнеров по оружейному бизнесу, и некоторые типы вооружений продавались на экспорт ещё до того, как наша собственная армия смогла их приобрести. Но давайте согласимся с тем, что это более-менее правдоподобное допущение.

В то же время, как уже сказано выше, конкуренция на этом рынке ожидается высочайшая. Причем, отчасти мы её уже проиграли: американцы, придумав международную интеграцию по проекту F-35, вовлекли в орбиту его создания (и, соответственно, покупки) множество развитых, наиболее платежеспособных государств. То есть, для Су-57 фактически закрыт рынок Европы, Японии, Австралии, Канады и некоторых других государств.

Пока из списка стран, участвовавших в создании F-35, выпадает только Турция. Что ж, если напряженность в отношениях Анкары и Вашингтона сохранится, у нас появляются теоретические шансы продать туркам Су-57. Но все-таки лишь теоретические: наши собственные отношения с этой страной весьма непросты, и могут стать ещё хуже из-за ситуации в Сирии и Ливии. Кроме того, существует некоторая вероятность присоединения Турции к разработке южнокорейского истребителя KIA KF-X, который та реализует вместе с Индонезией. В таком случае очевидно, что турки предпочтут закупать хотя бы отчасти свой самолет.

Вообще, отдельно нужно сказать, что сейчас в мире активно разрабатываются сразу несколько истребителей пятого поколения. Помимо широко известного китайского Chengdy J-20, который, строго говоря, уже опередил наш Су-57 хотя бы по срокам, есть ещё японский проект X-2 Shinshin, который обещает получиться очень интересным, есть упомянутый выше корейско-индонезийский истребитель, Англия собирается создать свой «Темпест», и даже Иран удивил мир своим Qaher-313.

Также следует помнить о том, что Индия, традиционный покупатель российского оружия, отказалась от совместной разработки истребителя пятого поколения с Россией. А даже если бы и согласилась, то обычно её требования чрезвычайно завышены, и касается это, в первую очередь, передачи технологий.

В итоге мы получаем гораздо менее широкую географию возможных поставок, чем может показаться поначалу. Прежде всего, отметим – такие крупные и традиционные для нас рынки, как китайский и индийский, в данном случае закрыты. Нет, разумеется, Китай может закупить у нас пару эскадрилий Су-57, но цели такой покупки ясны заранее – изучение наших машин с целью копирования технологических и конструкторских решений. Понятно, что нам это не очень нужно, поэтому и говорить об этом всерьез не приходится.

Несколько более серьезными выглядят перспективы нового стелс-истребителя на рынке Северной Африки. Правда, потенциальных покупателя там всего два: Египет и Алжир. Остальные, будем откровенны, не потянут такую покупку чисто финансово.

Египет, хотя и значительно диверсифицировал закупки вооружений, может быть весьма заинтересован в усилении своих неплохих ВВС за счет какого-то количества многоцелевых стелс-истребителей. Перед Каиром традиционно стоит задача сдерживания Израиля, который в скором времени перевооружит свои ВВС на F-35i, а значит, обойтись только самолетами четвертого поколения ему будет сложно. Кроме того, осложнились и отношения Египта с Турцией, которая вполне сопоставима с Израилем по своей боевой мощи. Добавим к этому конфликт с Эфиопией (пока дипломатический) из-за строительства последней крупнейшей в Африке плотины на Голубом Ниле, и мы поймем, что это вполне реальный покупатель. Осталось только убедить египтян в том, что Су-57 оправдает их ожидания и окажется боеспособным перед лицом любых возможных вызовов в этом неспокойном регионе.

С Алжиром же все гораздо сложнее. Да, это государство покупает российскую боевую технику, в том числе истребители Су-30. Но рискну утверждать, что на ближайшие десятилетия ему этого будет достаточно. Дело в том, что для противостояния со своими соседями имеющегося у алжирцев авиапарка вполне достаточно. Воевать со странами Европы, от которых критически зависит его благополучие, он вряд ли планирует. В целом, нынешняя алжирская армия больше «заточена» под противостояние с исламскими радикалами, а не под большой международный конфликт. И очень сомнительно, что существующие вызовы безопасности потребуют от Алжира покупки таких дорогих истребителей, как Су-57.

Больше в данном регионе нет государств, которые чисто финансово осилили бы покупку достаточно заметной партии наших новых истребителей. Ни Марокко, ни Тунис, ни тем более Эфиопия с Эритреей и Суданом на потенциальных покупателей не тянут. Тем более, при наличии сравнительно недорогих и все ещё весьма боеспособных альтернатив четвертого поколения.

В Юго-Восточной Азии список потенциальных покупателей тоже невелик. На первый взгляд, отнести к ним можно только Вьетнам, традиционно уважающий российское вооружение. Его непростые отношения с Китаем также добавляют весу нашему предположению. Из оставшихся государств региона, не ведущих никаких собственных разработок, можно выделить разве что Малайзию, имеющую опыт покупки и эксплуатации российских боевых самолетов. Кроме того, у малайцев есть деньги, что также немаловажно в данной ситуации.

Кстати, о деньгах. Мы как-то обошли вниманием этот вопрос. А он, между тем, весьма важен. Дело в том, что имеющиеся оценки стоимости такого истребителя, как Су-57, начинаются от цифры в 100 миллионов долларов за штуку. А многие и вовсе говорят о цене 150-170 миллионов. И если такие оценки верны, круг возможных покупателей новой «сушки» стремительно сужается. При том, что современный истребитель поколения 4+ можно приобрести за 40-50 миллионов долларов, и такое приобретение будет удовлетворять запросы большинства вероятных покупателей, убедить их переплачивать в 2-3 раза за не очень нужный против партизан или нищих соседей «стелс» будет весьма проблематично. То есть, главным конкурентом Су-57 может оказаться Су-35 того же производителя. Что не так уж и плохо для компании «Сухой», но все-таки должно снижать пафос рапортов о грядущих победах.

Разумеется, возможны и другие адресаты наших поставок. В частности, Иран вряд ли справится с программой создания полноценного стелс-истребителя, а значит, будет очень заинтересован в покупке Су-57. Правда, в данном случае есть множество политических препятствий, но допустим, их удастся преодолеть.

Но больше, простите, не просматривается вообще ничего. И если мы трезво взглянем на ситуацию, то с большой долей вероятности можем сказать – у нас на данный момент всего три потенциальных покупателя, а общие поставки для них вряд ли превысят сотню штук. При цене 100 миллионов за истребитель получится неплохая компенсация затрат на разработку.

Но, пожалуй, и не более того. Хотя очень хочется ошибиться машин так на 200-300…

Источник: «Новые Известия»