Столица жирует, регионы беднеют…

Доходы Москвы в 2017 году значительно выросли в сравнении с 2016 годом и впервые превысили 2 триллиона рублей, свидетельствуют опубликованные Департаментом финансов столицы предварительные подсчеты. По сравнению с первой редакцией городского бюджета доходы оказались выше более чем на 300 миллиардов рублей: вместо ожидавшегося дефицита в более чем в 200 миллиардов рублей обнаружился профицит в размере около 2 миллиардов рублей.

Эти рекордные показатели, скорее всего, связаны с централизацией российской экономики, считают опрошенные газетой «Ведомости» экономисты. Действительно, цифры говорят о том, что город больше всего заработал на налоге на прибыль и налоге на имущество. По словам ведущего аналитика S&P Екатерины Кенель-Новиковой, налог на прибыль рос за счет поступлений от финансового и нефтегазового секторов, в основном Сбербанка, ВТБ и «Газпрома» у которого произошла переоценка валютных обязательств на фоне укрепления рубля, и за счет этого выросла налогооблагаемая прибыль.

Побеседовать с «Полит.ру» о причинах и перспективах этого роста согласилась Наталья Зубаревич, директор региональных программ Независимого института региональной политики, специалист в области социально-экономического развития регионов, социальной и политической географии, доктор географических наук. Она высказала мнение, что уровень доходов столицы будет расти и впредь, однако пока нельзя сказать, с какой именно скоростью.

Наталья Зубаревич

«В Москве концентрируется очень высокая доля налога на прибыль – 27% от всех поступлений налога на прибыль в бюджеты субъектов Федерации попадает в Москву. Потому что в Москве концентрируются крупнейшие банки. Основные плательщики налога на прибыль в московский бюджет – это Сбербанк и ВТБ. И только потом идут нефтегазовые компании, потому что для них действует закон о консолидированных группах налогоплательщиков, и в результате часть их налога на прибыль все же попадает некоторым регионам.

Так что тут вопрос – к сверхцентрализованной системе российского бизнеса, как государственного так и частного, банковского, нефтегазового, и здесь играет роль столичный статус Москвы. Не требовать же от [главы Сберабанка Германа] Грефа, чтобы он прибыль распределял по всем субъектам! Сбербанк же как-то учитывает, сколько где у него занятых, каков там фонд оплаты труда.

Словом, это – первое обстоятельство. До тех пор, пока система власти и бизнеса в стране будет сверхцентрализиованной, Москва будет получать этот фантастический бонус в виде большого налога на прибыль.

Второе. Налог на прибыл – это только треть доходов в бюджет. А почти 40% его – 39%, если точнее – это наши с вами подоходные налоги. В Москве самая большая концентрация высокооплачиваемых рабочих мест и «белой» экономики. И НДФЛ идет только в бюджет субъекта Федерации. Как вы это можете изменить? Никак. Поэтому ситуация будет такой же до тех пор, пока: а. страна остается управлямо сверхцентрализованной; б. в стране доминирует исключительно крупный бизнес.

Теперь по поводу того, как будет дальше. Да, на этот раз в Москве отмечали действительно очень большой прирост налога на прибыль, НДФЛ не так вырос, а вот налог на прибыль – очень заметно, на 17%. Но Москва также смогла поднять ставки других налогов. Например, налога на имущество. Почему? Потому что в Москве концентрируется прибыльный бизнес, огромный платежеспособный спрос. Этот прибыльный бизнес, следовательно, можно немного дополнительно «подоить». А регионы не могут этого делать, потому что у них бизнес тогда сдохнет. Но это тоже не вопрос к властям Москвы, а вопрос к устройству нашей жизни и экономики.

Продуктовая выставка / АГН «Москва» / фото: Любимов Андрей

Будут ли доходы Москвы и впредь расти такими же темпами? Вряд ли, потому что все имеет свой предел. Во-первых, поступления налога на прибыль, если считать без Москвы, не показывали такого резкого роста, как в Москве. В регионах этот рост составил только 6%. Рост в Москве давали в первую очередь банки – прошлый год для них был очень прибыльным. Будет ли прибыльным и этот? Ну, давайте разберемся, что происходит в банковском секторе. А происходит санация и дальнейшая концентрация ресурсов у ведущих государственных банков – Сбера и ВТБ.

Если этот процесс будет идти и дальше, то прибыль будет так же концентрироваться в Сбере и ВТБ, а большая часть прибыли, конечно, концентрируется на штаб-квартирах.

Так что можно уже сказать, на ситуацию с доходами за последний год действовали три фактора: институциональный фактор (то, как устроена у нас система власти и бизнеса); сильный рост прибыльности банков (думаю, в дальнейшем так уже не будет); и то обстоятельство, что московские власти умеют работать с бизнесом (они хорошо «выжимают» поступления налога на имущество, у них лучше собираемость доходов от имущества, они лучше работают и с малым бизнесом, с патентами; правда, все эти поступления не сопоставимы с НДФЛ и налогом на прибыль,которые вместе превышают 70% от общих поступлений в бюджет субъекта).

Производство пластиковых окон / АГН «Москва» / фото: Никеричев Андрей

Да, у Москвы бывали не лучшие годы в кризисы – в это время поступления в Москве или не росли, или даже заметно падали (как то было, например, в 2009 году). В этот кризис, менее жесткий, поступления в бюджет Москвы росли, хоть и медленно. Сейчас же мы пронаблюдали как бы рывок посткризисного выхода. Я бы сказала, что все регионы очень плохо и медленно выходят из кризиса. Но Москва за счет особых своих преимуществ «столичности», сверхконцентрации населения и бизнеса, делает это намного быстрее других.

Хотя для устойчивого развития Москвы, конечно, надо бы поменять систему. Перекос в сравнении с регионами у Москвы был всегда, но на стадии выхода из кризиса он стал еще более заметен. Каждый пятый рубль консолидированных бюджетов регионов – это бюджет Москвы. А в Москве живет 8,5% населения. Так что это уже не преимущество – это называется гиперотрыв от беднеющей страны. И это вопрос – к правилам игры в федеральной власти и к тому, как устроен российский бизнес.

Москва уже знала, что у нее будет такой значительный рост налогов – люди считать умеют, было ясно, к чему идет. Поэтому и возникла программа реновации. Она родилась не на пустом месте – она нужна для того, чтобы деньги не отняли. Если 27% всего налога на прибыль в стране по 2017 году пошло в бюджет Москвы, первое, что хочет сделать федеральная власть – это перераспределить пропорции налога на прибыль в пользу федерального бюджета.

Переезд по программе реновации / АГН «Москва» / фото: Киселев Сергей

В 2016 году это уже делали, сократив доходы на 1 процентный пункт. Руки чешутся сделать это еще раз. При этом страдают остальные регионы, да и Москва не рада. И любые дополнительные перераспределения, если они случатся, изымали бы из Москвы десятки миллиардов рублей, если не больше. А реновация теперь политически используется как прикрытие, и деньги забрать нельзя.

Реновация теперь нужна, чтобы не происходило попыток дальнейшего «раскулачивания» Москвы, и я в этом смысле московские власти понимаю. Но если взглянуть на всю картину целиком, то и желание отобрать понятно. Только, повторю, нынешнее положение дел – не результат действий властей Москвы. Это происходит из-за системы действующей в России власти», – сказала Наталья Зубаревич.

Между тем при всех своих доходах, разительно отличающихся от доходов регионов, Москва порой жалуется на нехватку чего-либо. В настоящее время в связи со снегопадами и необходимостью очищать город от снега вдруг оказалось, например, что столице не хватает снегоплавилок. Об этом мэр города Сергей Собянин написал Собянин в своем личном блоге.

«Для такого объема выпавшего снега в городе нет снегоплавильных мощностей, и даже теоретически создать их не представляется возможным», – отметил мэр.

 

Оригинал материала опубликован на сайте «Полит.ру» 6.06.2018 под заголовком «Москва в гиперотрыве от страны»