За народное достояние народ и ответит…

Киселёв призвал не паниковать и не бежать в обменники. Значит надо бежать в обменник. (Народная мудрость).

То, что нынешний обвал рубля — дело рук российских нефтяников, никто и не скрывает. У них собственные интересы и своя экономика. А расплачиваться придется всем нам.

Из-за падения рубля зарплата россиян де-факто уменьшилась на 10% в долларовом исчислении. Об этом 11 марта сообщила «Новая газета».

По мнению издания, так вышло из-за того, что новый премьер Михаил Мишустин не посмел перечить главе «Роснефти» Игорю Сечину — давнему противнику сделки ОПЕК+. В результате Россия в Вене громко хлопнула дверью.

Напомним: в действующей редакции сделка предусматривает суммарное сокращение добычи на 1,7 млн. баррелей в сутки от уровня октября 2018 года. Причем, ее срок действия истекает 1 апреля. Страны ОПЕК настаивали на продлении соглашения до конца 2020 года с дополнительным сокращением еще на 1,5 млн. баррелей из-за падения спроса на нефть.

Но Россия согласилась лишь продлить на три месяца действующие лимиты — и точка. В итоге, соглашение вообще не было подписано.

После этого цены на нефть полетели в тартарары — 9 марта они рухнули более чем на 30%. По данным Bloomberg, котировки на нефть Brent достигали $ 31,02 за баррель, а стоимость американской WTI опускалась до $ 27,34.

Рубль также покатился к плинтусу — до 74 руб./$.

Правда, конца света не случилось. За сутки обвал в Нью-Йорке и Лондоне обернулся отскоком, Brent и WTI вернули себе около 10% цены. Вечером 10 марта Brent стоила чуть более $ 37 за баррель — на $ 5 меньше «цены отсечения» в бюджете РФ. По сути, в момент, когда российский рынок должен был падать (у нас биржевые площадки из-за праздников открылись только 10 марта), мировой активно рос.

К тому же Банк России еще до старта торгов выступил с упреждающим объявлением о начале валютных интервенций.

Все это позволило стабилизировать рубль на отметке 72 руб./$. Видимо, коридор 70−75 руб./$ и есть та новая реальность, которую нам предстоит обживать.

Но вернемся к Сечину. Еще в письме к президенту Владимиру Путину, о котором агентство Reuters сообщило в феврале 2019 года, Сечин аргументировал необходимость выхода из ОПЕК+. По его мнению, сделка по сокращению добычи является стратегической угрозой и играет на руку Соединенным Штатам.

«Участники соглашения ОПЕК+ фактически создали преференциальное преимущество для США, которые видят в качестве своей основной задачи повышение собственной доли рынка и захват целевых рынков, что стало стратегической угрозой для развития нефтяной промышленности России», — говорилось в письме.

Обвал цен, указывал Сечин, нанесет серьезный удар по американским нефтяным компаниям, поскольку они работают на месторождениях, где добыча нефти обходится дороже, но принесет пользу более широкой экономике США.

То есть, уронив нефть и рубль, мы разорим нефтянку США — не больше и не меньше.

Но есть и другое объяснение мотивов Сечина: банальная межэлитная борьба за куски пирога. Об этом в интервью «Свободной прессе» рассказал экс-директор НИИ статистики Госкомстата РФ, доктор экономических наук Василий Симчера. Он считает, наши чиновники провалили договоренности с ОПЕК+ не потому, что боялись уменьшать объемы добычи. Просто это уменьшение грозило обвалом уже с другой стороны — недополучением выручки, к которой привык Игорь Сечин и его команда.

Теперь же группа Сечина в шоколаде. Из-за девальвации рубля ее доходы даже возросли — за счет уменьшения внутренних издержек. А оплатит это благополучие население РФ — из собственных зарплат, покупательная способность которых действительно упала.

На сколько в реальности уменьшатся наши зарплаты, что будет с ценами на товары?

— Экономика России попала в шторм, но подобные шторма — всегда конечны, — считает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Если европейцы подавят эпидемию коронавируса — а я думаю, европейская медицина на это способна, — шторм закончится.

Надо понимать: наибольшие убытки приносит не сам коронавирус. 80% заболевших — люди старше 60 лет, пенсионеры. Получается, наоборот, 7-процентная смертность среди них только снижает расходы пенсионной системы. Убытки приносят карантины. Но они закончатся, как только появится вакцина.

Для нас, понятно, вакцина — это федеральный государственный научный центр «Вектор» в Новосибирской области, который занимается ее разработкой. Думаю, с задачей центр справится — он давно и достаточно плодотворно работает. Что-либо подробнее сказать по этому поводу сложно, поскольку «Вектор» относится к Минобороны РФ.

«СП»: — Можно ли назвать разрыв ОПЕК+ стратегической ошибкой Сечина?

— Штука заключается в том, что Сечин, я считаю, был абсолютно прав. Дальнейшее удерживание цен на нефть на уровне $ 60 за баррель — с тем, чтобы сланцы и дальше развивались как подстегнутые — было совершенно не в наших интересах. И операция, которую Дональд Трамп и американцы провернули против нашего «Северного потока-2», требовала ответа. Вот они ответ и получили.

«СП»: — «Новая газета» утверждает, что зарплаты в РФ понизились на 10% в долларовом исчислении. Это так?

— По другим оценкам, на 15%. Но, как не считай, эти оценки очень преждевременные: надо ждать еще минимум неделю. Полагаю, цена на нефть стабилизируется на уровне $ 40−42 за баррель. А заодно стабилизируется курс рубля — думаю, он будет немногим выше средних значений 2019 года, 65−67 руб./$.

К тому же зарплата — это потребительские товары. А потребтовары в России — это, в основном, Китай, а не Европа или Америка. В КНР эпидемия коронавируса снизилась — 9 марта зарегистрировано всего 19 новых случаев. Еще пару недель — и карантины в Китае начнут сниматься, а предприятия работать. И не стоит забывать, что Поднебесная — страна социалистическая. Если там партия потребует работать 24 часа в сутки — люди будут работать. И все ранее взятые обязательства выполнят, пусть с опозданием или более низким качеством.

Так что кричать «бедные работники, их зарплата пропала» — по меньшей мере, рано. Кстати, народ у нас на панические настроения не ведется: по данным ЦБ, запредельного всплеска скупки валюты не наблюдается.

«СП»: — То есть, катастрофического обвала в экономике РФ не случится?

— Повышение курса рубля к доллару на 10−15% большого значения не имеет. Куда хуже, например, наше участие в ВТО, где нас развели значительно сильнее, чем на сланцевой нефти. Судите сами. У Китая импортные тарифы 9,5%, и поэтому он может эффективно регулировать импорт. А у России тариф — 4% с небольшим. Поэтому мы регулировать импорт практически не в состоянии, и это задавливает нашу промышленность.

Замечу также, что нынешнее удорожание доллара сыграет на руку нашей экономике — подстегнет промышленный экспорт из России.

Так что не все так плохо. Тем более, наши политические перемены — пятый срок Путина — заставят Кремль сделать все, чтобы не раскачивать лодку. Никто не даст создать ни товарную панику, ни валютную, ни развивать турбулентность в промышленном секторе. При этом самый главный момент для нас — сельское хозяйство. Если мы удержим посевную, то 2020 год будет вполне удачным экономически. А вот если не удержим, и если в России начнет бушевать коронавирус — к осени мы увидим проблемы.

Источник: «Свободная пресса»