Богач, бедняк…

Проблемами неравенства в России занялись международные эксперты. И сделали интересные выводы…

Доклад Всемирного банка «Преодоление пространственного неравенства: как снова собрать советский пазл в условиях рыночной экономики» опубликован ВБ в июле 2018 года, работа над ним (группу возглавлял ведущий экономист ВБ по РФ Апурва Санги) велась в основном сотрудниками российского офиса ВБ. Цель работы — проанализировать пространственное неравенство в РФ, по многим параметрам сильно превосходящее сопоставимые страны, с учетом новых методов (модели CGE в применении к регионам, Индекс экономического потенциала ВБ, модели Барро—Сала-и-Мартина) и данных (обследование домохозяйств Росстата 2014 г.) и дать рекомендации федеральному и региональным правительствам по способам изменения ситуации. Проблемы пространственного развития обсуждает и правительство РФ. Судя по всему, выводы работы ВБ в дискуссиях использованы, но часть выводов нестандартна.

В ОЭСР предлагают федерациям сделать регионы богатыми и ответственными

Масштаб регионального неравенства в РФ действительно завораживает. Простые сравнения ВРП богатейших и беднейших регионов, приведенные ВБ, показывают: по этому показателю Москва аналогична Нидерландам, Магаданская область — Гонконгу и наоборот — Чечня сопоставима с Конго, Тува — с Боливией. Такой уровень неравенства, во многом унаследованный от СССР (но не только — так, важным выводом ВБ является демонстрация связи низкого развития региона с ранее наблюдавшимися высокими уровнями безработицы), за 15 лет медленно снижался, но в последние годы процесс себя исчерпывает. Это объясняется ВБ как истощением начальных факторов конвергенции, так и специфическими обстоятельствами — так, одним из предположений ВБ является связь между очень высоким по меркам мира уровнем владения недвижимой и земельной собственностью в РФ (отметим, он, по оценке ВБ, выше в бедных регионах) и снижением трудовой мобильности в последние годы.

Наиболее неочевидный вывод ВБ — большая часть неравенства в РФ не является межрегиональной.

«Свыше 90% неравенства носит внутрирегиональный характер, что согласуется с выводом о том, что внутрирегиональное неравенство, как правило, выше, чем межрегиональное. Но этот показатель в России заметно вырос по сравнению с прошлым десятилетием»,— говорит Апурва Санги. Индексы Джини для бедных регионов ниже, чем для наиболее богатых (0,28 во Владимирской области, Дагестане и более 0,4 в Москве и Иркутской области). Это дает предсказуемый, но почти никогда не учитываемый обществом эффект: большая часть российской бедности сконцентрирована не в беднейших, а в богатейших регионах страны, в бедных в целом областях доля бедного населения может быть сильно выше, но общая численность бедных домохозяйств там во много раз ниже числа бедных в Москве, Санкт-Петербурге, городах-миллионниках. Это, кстати, дает возможность ВБ делать парадоксальные выводы о том, что решение проблем транспортной связности в РФ крайне необходимо стране (увеличение связности на 10% дает 0,8% прироста ВВП), но его главными бенефициарами будут беднейшие домохозяйства центра РФ.

Одна из центральных рекомендаций ВБ федеральной власти — обращать внимание на «центральную» бедность в РФ: базовой политикой правительства традиционно является приоритетная поддержка бедных отдаленных регионов.

Представление о РФ как федерации развитых регионов с высоким неравенством и бедных социально однородных дает возможность исследовать и политэкономические аспекты ситуации. Этим, как и проверкой ряда нестандартных гипотез, Апурва Санги и коллеги намерены заняться в следующих работах.

Дмитрий Бутрин

Неплотные города, неравные зарплаты, нерациональные налоговые льготы

Основа неравенства в РФ — это неравенство трудовых доходов, а не трансфертов из федерального бюджета или доходов от собственности, отмечается в работе Всемирного банка (ВБ). Анализ потенциала регионов ВБ также интересен: так, аналитики считают низким потенциал Краснодарского края, высоким — Мурманскую область и полагают, что около половины регионов с высоким потенциалом его не реализовали. Важно наблюдение ВБ о сравнительно низкой плотности городских агломераций в РФ (1–5 тыс. чел. на 1 кв. км в миллионниках РФ в сравнении с 7,1 тыс. в Сан-Франциско и 10 тыс. в Лионе). При этом большинство российских городов, констатирует ВБ, растут скорее «вширь», что уменьшает связность — де-факто эксперты считают то, что в России принято называть «точечной застройкой», более экономически эффективным, чем программы застройки пригородов. ВБ при этом осторожно отзывается о региональных налоговых льготах, видя в них опасность отмеченной для США «конкуренции регионов». В этом он совпадает с Минфином, на этой неделе высказавшимся за ограничение такой возможности для регионов.