Бесполезная кубышка

Американцы любят говорить, что «деньги должны делать деньги». Наши чинуши из правительства с этим не согласны. Они предпочитают копить непонятно на что и зачем…

Источников пополнения Фонда национального благосостояния (ФНБ) в 2021 году больше нет. Эта удивительное заявление принадлежит Счетной палате, точнее, ее аудитору Алексею Саватюгину. Озвучив отчет своего ведомства, чиновник в каком-то смысле подыграл Минфину, который всегда выступал за максимальное сохранение средств российских резервных фондов — даже при наличии «излишков». Не важно, что на дворе кризис, что в федеральной казне дыра, что население нищает, главное — и пальцем не трогать «священную корову» государства под названием Фонд национального благосостояния.

Почему власти сохраняют правительственную кубышку в неприкосновенности
Фото: Алексей Меринов

«В текущем году вместо дополнительных нефтегазовых доходов сформировались недополученные. Расчетная сумма за январь-март 2020 года составила 570 млрд рублей, а объем проданной валюты к августу достиг 646,1 млрд», — сообщил Саватюгин. К 1 декабря доля ликвидных активов — средств ФНБ, размещенных на счетах в Центробанке, в общем объеме фонда по сравнению с началом года снизилась с 79% до 65,3%. По итогам своего мониторинга Счетная палата выяснила также, что в прошлом году, когда Россию и мир накрыла пандемия, из фонда было потрачено 241 млрд рублей. Из них большая часть пошла на сокращение дефицита федерального бюджета, достигшего 4,1 трлн рублей (3,8% ВВП), и лишь 3,7 млрд — на софинансирование пенсионных накоплений.

Что стоит за этими цифрами? То, что при любых обстоятельствах, власти ни на йоту не отступают от своей сверхосторожной линии поведения. О том, чтобы раскупорить наконец неприкосновенную «кубышку» и поддержать экономику и граждан прямыми мощными вливаниями, как это делают США и страны Евросоюза, не может быть и речи. Поразительно, но именно в апокалиптическом 2020 году объем ФНБ достиг своего абсолютного максимума. За последние пять лет фонд разбух в три с лишним раза — с 3,9 трлн рублей в 2017-м до нынешней величины в 13,5 трлн рублей. По итогам 2018 года ФНБ аккумулировал 4,5 трлн рублей, по итогам 2019-го — 7,9 трлн. Таковы данные Минфина.

Попытки внятно растолковать широкой публике, зачем вообще нужен Фонд национального благосостояния, делались властями не слишком часто и охотно. В декабре прошлого года на сей счет концептуально высказался замминистра финансов Владимир Колычев. Накопления в в ФНБ не предназначены для антикризисных программ, они несут стабилизирующую функцию, усиливая независимость нашей экономики от ценовой конъюнктуры на рынке энергоносителей, заметил он в интервью Bloomberg.

Что касается аудитора Саватюгина, то он выразился некорректно, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. Дело в том, что пополнение ФНБ за счет нефтегазовых доходов происходит с временным лагом, чисто технически деньги перечисляются в фонд по итогам года. А все выглядит так, будто источников не осталось физически. Но ведь у нас базовая цена отсечения по бюджетному правилу по-прежнему равна $42,4 за баррель, а нефтяные котировки сегодня близки к $70. При такой огромной разнице, да еще с учетом курсовой переоценки, резервы ФНБ не могут не расти, и этот процесс непрерывен. В этом смысле гораздо более четкое заявление сделал вице-премьер Александр Новак. Он сообщил, что при цене на нефть в $60 за баррель Фонд национального благосостояния получит в 2021 году дополнительно около 2,5 трлн рублей. Кстати, ровно о том же заявил 11 марта Минфин, назвав цифру в 2 с лишним трлн рублей.

Безусловно, отмечает Николаев, средства ФНБ нужно расходовать на поддержание экономики и населения, тем более, что «черный день», которым нас привыкли пугать, наступил в прошлом году. Однако и Минфин, и, судя по всему, Счетная палата смотрят на ситуацию иначе. На взгляд собеседника «МК», есть косвенная, но значимая связь между таким поведением и санкциями Запада в отношении России — текущими и потенциальными. Нам приходится постоянно находиться в напряжении, в ожидании каких-то новых запретительных, ограничительных мер. То ли они коснутся госдолга, то ли Россию отключат от межбанковской системы платежей SWIFT, то ли что-то еще придумают…

Растущие сейчас цены на нефть позволят увеличить объем ФНБ лишь в конце этого года и в 2022 году. Но этот размер относительно ВВП (больше 11,5%) уже значительно выше порогового значения в 7%, превышение которого дает возможность использовать средства фонда, в том числе для финансирования дефицита бюджета в «тощие» годы, говорит инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов. Вместо этого сейчас Минфин финансирует дефицит в основном за счет заимствований -внешних и внутренних. В 2020 году госдолг вырос на рекордные 5,4 трлн рублей, что уже привело к падению котировок госбумаг. «Сохранять резервы — не значит решать задачу стабилизации экономики», — делает вывод эксперт. Власти продолжают упорно «чахнуть» над златом, которое у них счастливо сложилось в ФНБ.

Источник: МК