Бег на месте

 Минэкономразвития прогнозирует  замедление роста ВВП. Соответственно, снизится и рост производительности труда в 2018 и 2019 годах.

Рост производительности труда в России замедлится в текущем и следующем году, ускорение начнется только с 2020 года, следует из основных параметров прогноза социально-экономического развития (есть у РБК), который готовит Минэкономразвития. Параметры макропрогноза, который является частью бюджета на следующую трехлетку, были одобрены в июле на заседании правительственной комиссии по бюджетным проектировкам.

В 2018 году рост производительности труда составит 1,5% после 2-процентного роста в 2017 году, а в 2019 году темпы роста производительности труда замедлятся уже до 1,2%, следует из документа. Ускорение начнется только с 2020 года, когда производительность вырастет на 1,8% в годовом выражении. К 2022 году показатель достигнет 3,1% и будет оставаться примерно на этом же уровне до 2024 года (прогноз подготовлен на шестилетку).

Вторая попытка

Производительность рассчитывается Росстатом как отношение динамики ВВП к изменению совокупных затрат труда. Задача увеличить производительность труда ставилась еще в майских указах президента Владимира Путина в 2012 году. Тогда глава государства поручил правительству добиться роста производительности труда к 2018 году в 1,5 раза относительно уровня 2011 года. Показатель рос меньшими темпами — они не превышали 3,3%. В 2015 и 2016 годах, в период рецессии, производительность и вовсе снижалась — на 1,9 и 0,3% соответственно, по уточненным данным Росстата. По итогам 2016 года (последние доступные данные Росстата; сведения за 2017 год появятся в конце сентября) производительность труда (при подсчетах накопленным итогом) по сравнению с 2011 годом выросла на 4%. В 2018-м, если опираться на прогноз Минэкономразвития, она будет на 7,6% выше, чем в 2012-м.

Задача по увеличению производительности труда снова была поставлена президентом уже в новом майском указе от 7 мая 2018 года. Теперь целевым показателем стал рост показателя «на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики не ниже 5% в год». Достичь его нужно в 2024 году. Пока в открытом доступе данных по этому показателю нет, ведется разработка методологии, уточнила РБК пресс-служба Минэкономразвития.

Пока данные из прогноза — предварительные, следует из ответа Минэкономразвития на запрос РБК, 5% прироста в 2024 году ожидается именно по базовым несырьевым средним и крупным компаниям. «Прирост производительности остальных предприятий ожидается ниже 5%», — отметили в министерстве (из-за этого производительность в целом и будет ниже, чем показатель из майского указа).

Рост за счет программы

Динамика производительности труда зависит от темпов роста экономики и целенаправленных усилий по повышению эффективности производств и внедрению новых технологий, сказал РБК замглавы института «Центр развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов. С сентября 2017 года Минэкономразвития реализует проект по повышению производительности труда и поддержке занятости за счет внутренних резервов предприятий.

Согласно паспорту программы, в 2018 году на 150 предприятиях в 15 регионах запускаются специальные программы по совершенствованию бизнес-моделей и переобучению работников (.pdf). «У нас есть результаты, когда предприятия, уже участвующие в программе, показывают динамику роста [производительности] на десятки процентов», — говорил глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Зачастую при выполнении проекта «не происходит высвобождение избыточных трудовых ресурсов, поскольку люди переобучаются благодаря этой программе, остаются на предприятиях», отмечал он.

Но пока этот эффект в прогнозе полностью не учтен. «Вклад проекта «Повышение производительности труда и поддержка занятости» будет оцениваться в 2019 году. На текущий момент вклад программы в повышение темпов роста производительности оценивается в 0,1 п.п. в 2019 году», — сообщила РБК пресс-служба МЭР.

Короткий горизонт

«Снижение темпов роста производительности [труда] будет связано с отложенным запуском инвестиционных проектов с государственным участием при одновременном росте налоговой нагрузки уже с начала года», — объясняет Минэкономразвития.

В значительной степени рост производительности труда — это вопрос технологий, а в условиях санкций технологическая открытость России остается под вопросом, подчеркнула главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. Кроме того, проблемы существуют и с самими прогнозами. «Из-за санкций горизонты прогнозирования стали очень короткими. Мы, конечно, считаем трехлетний бюджет, но на самом деле фактически горизонты бюджета у нас больше однолетние. Сейчас самый главный вопрос — что произойдет в 2019 году», — сказала Орлова РБК.

Производительность труда находится на низком уровне, так как в последние годы не было достаточного прироста инвестиций, который мог бы транслироваться в рост производительности, добавляет она. В 2019 году рост ВВП замедлится до 1,4% с 1,9% в 2018 году на фоне роста НДС до 20% и отложенного запуска проектов с госучастием, следует из макропрогноза. Рост инвестиций в основной капитал тоже затормозит: в этом году он составит 3,5%, а в следующем — 3,1% (в 2017-м было 4,4%), говорится в прогнозе. С 2020 года министерство ожидает оживление роста инвестиций (он достигнет 6–7%) и, как следствие, ускорение ВВП (до 2–3%).

Не быстрее зарплат

Центробанк не раз предупреждал об опасности ситуации, при которой зарплаты будут расти быстрее производительности: она может вести к проинфляционным рискам. Но с 2019 года зарплаты бюджетникам перестанут повышать ускоренными темпами (так как майские указы будут уже выполнены), а инфляция увеличится из-за роста НДС, и эта проблема не будет стоять остро, следует из данных Минэкономразвития. Если в 2018 году, по прогнозу ведомства, реальные зарплаты вырастут на 6,3%, то в 2019-м — на 0,8%. С 2021 года рост стабилизируется на уровне 2–3%.

«Отсутствие значимого давления на заработные платы со стороны бюджетного сектора обусловит сближение темпов роста реальных заработных плат в частном секторе с темпом роста производительности труда», — указало Минэкономразвития в прогнозе.

Данные из прогноза МЭР — это «упрощенный» расчет производительности, говорит директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов, до 2017 года занимавший пост руководителя департамента экономического прогнозирования Минэкономразвития. Из-за роста числа занятых, который происходит, в частности, вследствие повышения пенсионного возраста, рост производительности получается более медленным в сравнении с ростом ВВП, объясняет он.

Работать меньше

Производительность труда в России по итогам 2015 года была в два раза ниже, чем в странах ОЭСР, отмечал премьер-министр Дмитрий Медведев (речь шла о показателе ВВП на час отработанного времени в экономике): «Мы вкладываем много сил, времени, а на выходе результаты весьма средние». Это происходит из-за низкой конкуренции, технологического отставания, нехватки инвестиций и административных барьеров, говорил Медведев.

В России снижаются и темпы роста совокупной факторной производительности — более широкого показателя, который отражает рост эффективности компаний вследствие технологического прогресса и ориентируется, в частности, на развитие инфраструктуры и качества рыночных и регулятивных институтов. Как писали аналитики департамента исследований и прогнозирования Центробанка, самые эффективные компании расширяют долю рынка, а наименее эффективные «сокращаются в размерах, но вопреки логике «созидательного разрушения» с рынка не уходят или не проходят через реструктуризацию».

Источник: РБК