Россия должна «импортировать» 27 тысяч врачей

Публицист Сергей Мардан считает, что врачи-гастарбайтеры России не нужно. А нужно навести порядок с зарплатами и квотами в здравоохранении.

По федеральным СМИ и социальным сетям прошла будоражащая новость. Специалистам, в которых Россия испытывает острую нехватку, будут давать гражданство в упрощенном порядке.

Оказалось, что Россия испытывает дефицит в учителях (!), математиках, представителях множества рабочих специальностей – монтажниках, слесарях, токарях и, кажется, вообще в людях, которые хоть что-то умеют делать руками. Но все же главное – и это было отдельно прокомментировано профильным министром – Россия должна «импортировать» до 2024 года 27 тысяч врачей.

Этот процесс начался не вчера. Любой человек, который сталкивался в последние годы с российской медициной, не мог не заметить специфических изменений в этническом составе отечественных медиков. Выходцы из бывших стран СССР активно занимают вакансии не только медсестер, но и докторов любого профиля. Это касается как государственных, так и частных клиник. Однако Минздрав вместе с УФМС решили этот процесс форсировать.

При этом логика у чиновников та же самая, что и в строительстве или ЖКХ – самая что ни на есть рыночная. Защитники трудовой миграции приводят всегда одни и те же аргументы: про демографическую яму, потребности экономики, старение населения. Но если отбросить всякую политкорректную шелуху, главный аргумент таков. Русский не пойдет на стройку за 20 тысяч рублей. А таджик – пойдет. Русский не будет убирать двор и чистить мусоропровод за 18 тысяч в месяц, а узбек – будет.

То же самое с врачами и медсестрами. Систему российского здравоохранения последние несколько лет сотрясают непрерывные трудовые конфликты. Очередная реформа, начатая Минздравом в рамках выполнения президентского указа 2012 года, который предписывал увеличить зарплату медицинских специалистов до 200% к средней по региону, привела в итоге к тому, что российские врачи бастуют и скандалят. Они отказываются работать за мизерные деньги, которые им платят региональные департаменты здравоохранения, и протестуют против зарплатного произвола главврачей больниц.

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Вот тут и может прийти на помощь миграционная политика. Врач из Бишкека или Кишинева бастовать не будет. Более того, он еще будет благодарить начальство за то, что ему в принципе дали возможность работать по специальности, а не доставщиком пиццы или таксистом.

Зачем поднимать зарплату российским врачам и медсестрам, если достаточно людей, готовых работать за те гроши, которые имеются сегодня в бюджете? Зачем платить больше, если можно платить меньше? Это же разумно и экономически рационально?

Борьба за повышение производительности труда у нас вообще обычно сводится исключительно к завозу дешевой рабочей силы. То, что это создает стране горы новых проблем, как социальных, так и чисто экономических (трудовая миграция подавляет внутренний потребительский спрос), кажется, чиновников не особо интересует.

Необходимость привлечения гастарбайтеров в строительство можно еще хоть как-то объяснить. Огромные темпы строительства, за которыми не поспевает разрушенная система профессионального образования, большой объем низкоквалифицированного и, соответственно, малооплачиваемого ручного труда, который не интересует российских граждан. А главное, строительные компании – они же частные. Собственники пекутся о своем личном интересе, и их государственная политика интересует слабо.

Но в истории со здравоохранением речь идет о прямом государственном интересе, поскольку основным нанимателем врачей остается именно государство.

И государственный чиновник просто в силу своего функционала не может не ставить во главу угла государственный интерес, который намного шире, чем годовой бухгалтерский баланс.

Но даже если подходить к проблеме национального здравоохранения с точки зрения бухгалтерского отчета, совершенно не понятно, почему российское правительство вытесняет своих граждан из индустрии, в которую инвестирует напрямую и опосредованно, через систему образования, колоссальные деньги.

Подготовка врача включает шесть лет базового курса в вузе, потом два года обязательной ординатуры. После этого человек всего лишь получает диплом и начинает набираться практического опыта. Дальше действует еще система непрерывного дополнительного образования, которое для врачей является обязательным.

Фактически на то, чтобы вырастить врача, уходит минимум 10 лет. Кроме того, это совсем не то же самое, что выучить очередного юриста или менеджера «индустрии гостеприимства». У медицинского образования на порядок более высокие требования и к уровню преподавания, и к материально-учебной базе. Государство инвестирует в подготовку одного терапевта или офтальмолога примерно как в подготовку космонавта, а то и больше.

Но после 10 лет учебы врачу предлагают работать за 20 тысяч рублей, и вот тут возникает проблема. Он не хочет работать за зарплату, которую получает кассир сетевого супермаркета без всякого образования, с трудом говорящий по-русски. И Минздрав при поддержке ФМС предлагает заменить недовольных фактически на этих самых кассиров.

Был у меня в армии друг – уроженец одной из южных союзных республик. Мама его была в городе очень уважаемым человеком. Но не потому, что была врачом, а потому, что она была врачом, окончившим московский мединститут.

Как местные врачи получают свои дипломы, знал любой житель южных регионов СССР. И если в отношении милиционера или партийного работника это было не критично и вполне вписывалось в этнокультурные особенности региона, то экспериментировать со здоровьем никто не хотел.

Предположить, что за 30 лет, которые прошли после окончания советской власти, там что-то изменилось в лучшую сторону, мне представляется избыточно оптимистичным.

Даже просто для того, чтобы финансировать медицинское образование, есть условные ресурсы разве что у Казахстана. Но так оттуда никто на заработки в Россию особо и не едет. Едут из стран, мягко говоря, очень бедных. И странно предполагать, что при своей бедности им удалось поднять уровень подготовки врачей хотя бы до российского.

Убитая за десятилетия после распада СССР система образования, наряду с беспросветной коррупцией, не дает оснований доверять «привезенным» оттуда медицинским дипломам. Это такой риск, что ни один нормальный человек при минимальном выборе не согласится идти к врачу с «образованием», которое он то ли купил, то ли просто получил в подарок.

Подобного не делает ни одна цивилизованная страна. Невозможно ни в Европе, ни в США получить работу с российским медицинским дипломом. Вас обязательно заставят сдавать экзамены. Сначала язык, потом специальность. Но даже если вы сдадите все экзамены, несколько лет вы все равно будете работать стажером-ординатором под присмотром врачей, имеющих официальный статус.

И только у нас хотят прикупить на грош пятаков и заменить недостающих российских врачей среднеазиатскими гастарбайтерами.

Никто не задает и еще один вопрос – а сколько России вообще нужно врачей? Сейчас в стране их около 600 тысяч. По количеству врачей на 100 тысяч человек Россия находится на седьмом месте в мире. Для сравнения, Швейцария – только на 15-м.

А нам действительно нужно еще больше врачей? Или, может быть, стоит начать нормально платить тем, которые у нас есть сегодня? Разобраться с поразительной ситуацией, когда государство гарантирует гражданам бесплатную медицину, но медицина фактически стала платной.

Навести порядок во всех этих бесплатных квотах, которых, как правило, нет и поэтому по стране идет непрерывный благотворительный марафон по сбору средств на операции и лечение больных детей. Разобраться в закупках лекарств, оборудования, существовании официальных прейскурантов на дополнительные платные услуги в официально бесплатных государственных клиниках.

А уже разобравшись и сведя дебет с кредитом, принимать решение о завозе из-за границы дополнительных 27 тысяч врачей. Или не принимать.

Источник: Интернет-газета «Взгляд»