На скамье подсудимых должен был быть военный прокурор

Владимиру Овчинникову было предъявлено обвинение в соучастии в получении взятки, однако в ходе судебного разбирательства дело в отношении него было прекращено. Почему?

В Верховный суд Башкирии направлена апелляционная жалоба Вячеслава Болло, возглавлявшего в 2010–2011 годах Уфимскую квартирно-эксплуатационную часть (КЭЧ) Министерства обороны РФ. В июне Ленинский районный суд Уфы приговорил его к 11 годам лишения свободы, признав виновным в получении крупной взятки от строительной компании «СУ-10» и превышении должностных полномочий. Как установил суд, Вячеслав Болло незаконно передал застройщику под многоэтажное строительство земли Минобороны, в том числе в исторической части Уфы. От наказания подсудимого суд освободил из-за тяжелого заболевания.

Вячеслав Болло, занимавший в 2010–2011 годах должность начальника ФБУ «Уфимская квартирно-эксплуатационная часть района» Министерства обороны РФ (Уфимская КЭЧ), подал апелляционную жалобу в Верховный суд Башкирии на приговор Ленинского районного суда Уфы, признавшего его 23 июня виновным в получении крупной взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ) и превышении должностных полномочий (п. «в» ч. 3 ст. 286) при передаче под застройку земель Минобороны в Уфе. Районный суд назначил Вячеславу Болло наказание в виде 11 лет колонии строгого режима, а также запретил на три года занимать должности на госслужбе и в органах местного самоуправления. От отбывания наказания Вячеслав Болло, впрочем, был освобожден из-за онкологического заболевания.

В уголовном деле экс-главы КЭЧ фигурировали сделки по передаче в 2010-2011 годах уфимскому застройщику — группе «СУ-10» — земельных участков площадью 43 тыс. кв. м на улице Маркса в историческом центре города и микрорайоне Затон, где раньше располагались соответственно военный городок и вертолетное училище. Нарушения при совершении этих сделок через несколько месяцев, отмечается в материалах дела, обнаружили в департаменте имущественных отношений Минобороны, после чего материалы были направлены в Главную военную прокуратуру. В Уфе материалы поступили военному прокурору Уфимского гарнизона Владимиру Овчинникову, который внес на имя Вячеслава Болло представление об устранении нарушений. Однако, как установил суд, прокурор не направил материалы проверки в следственные органы, хотя об этом распоряжался первый заместитель военного прокурора Приволжско-Уральского военного округа.

Военный прокурор Владимир Овчинников стал вторым обвиняемым по этому уголовному делу, так как, по версии следствия, вступил в сговор с начальником КЭЧ и за взятку в размере 140 млн руб. согласился не препятствовать застройке. Владимиру Овчинникову было предъявлено обвинение в соучастии в получении взятки (ст. 33 и ст. 290 УК РФ), однако в ходе судебного разбирательства дело в отношении него было прекращено. Его дочь предоставила суду справку о смерти отца, выданную, по словам Вячеслава Болло, почему-то на территории Украины.

Третьим обвиняемым по этому делу проходил уфимский адвокат Алексей Пригода, дело в отношении которого было выделено в отдельное производство, так как он объявлен в розыск и, по информации из социальных сетей, проживает за рубежом. Как установил суд, адвокат выступал посредником между военными и застройщиком при передаче денег. В общей сложности, по данным следствия, подсудимым в 2011–2014 годах было передано более 100 млн руб. Выплаты прекратились после начавшихся проверок.

Представитель Минобороны в суде первой инстанции заявлял, что действия Вячеслава Болло причинили государству ущерб в размере 1,6 млрд руб.

Сумма ущерба рассчитывалась исходя из кадастровой стоимости участков.

«СУ-10» построило на улице Маркса два дома, в микрорайоне Затон — десять домов. Договоры с застройщиком предусматривали передачу военным 53 квартир. Следствие установило, что фактически военнослужащим было предоставлено лишь три квартиры.

Гособвинение просило назначить бывшему главе КЭЧ 14 лет лишения свободы. Вячеслав Болло вину в ходе следствия и в суде не признал. Он заявлял, что к моменту передачи застройщику участка на улице Маркса расположенные на нем объекты бывшего военного городка находились уже не в федеральной, а муниципальной собственности, а сделка подкреплялась трехсторонним договором КЭЧ, застройщика и мэрии Уфы. Как доказательство чистоты сделки подсудимый предоставил ФЗ №423 «О порядке безвозмездной передачи военного недвижимого имущества в собственность субъектов РФ, муниципальную собственность…», а также документы конкурса на отбор застройщика (сначала им была ныне ликвидированная ПСК «Строитель»). Договоры аренды участков, заявил Вячеслав Болло, были заключены в рамках его полномочий по доверенности от департамента имущественных отношений министерства. Что касается участка в Затоне, то к моменту сделки он также был изъят из пользования Минобороны, заявил подсудимый.

Факт получения каких-либо взяток от застройщика Вячеслав Болло отрицает, как и сговор с военным прокурором. В своей жалобе он просит вынести оправдательный приговор или вернуть дело на дополнительное расследование.

Суд первой инстанции признал за Минобороны право на компенсацию ущерба.

Вячеслав Болло ранее заявлял журналистам, что стал объектом уголовного преследования из-за конфликта с бывшими сотрудниками ЦВО и башкирского УФСБ, которые предлагали ему передать объекты военных городков для последующей продажи, а он отказался.

В 2018 году Октябрьский районный суд Уфы признал Вячеслава Болло виновным в попытке мошенничества (ст. 30 УК РФ), мошенничестве (ст. 159) и превышении должностных полномочий (ст. 286) при отчуждении у Минобороны объектов военных городков в поселках Дубрава, Сергеевка и Булгаково в Башкирии. Тогда райсуд приговорил его к пяти годам колонии общего режима и обязал выплатить ущерб в размере 55,48 млн руб. Позже Верховный суд Башкирии уменьшил срок до четырех лет и освободил от наказания из-за тяжелого заболевания.

В Военной прокуратуре Центрального военного округа “Ъ” сообщили, что руководство группы «СУ-10» также подозревалось в даче взятки, но впоследствии было освобождено от уголовного преследования «в связи с деятельным раскаянием» и сотрудничеством со следствием.

Источник: «Коммерсантъ»