Морских офицеров обвиняют в хищении 70 млн рублей

Битва за Арктику стала излюбленной темой новостей. Уж там ты американцев носом по льду повозим! Но, как известно, именно во время битв происходят незаконные обогащения. Кому война, как говорят, а кому — мать родна…

В Санкт-Петербурге суд смог начать рассмотрение резонансного дела о хищении 69 млн рублей, выделенных Министерством обороны на подготовку заявки России в комиссию ООН по континентальному шельфу на расширение территорий страны в Арктике на 1,2 млн кв. км. Сначала рассмотрению дела препятствовало разрешение вопроса о подсудности, а затем не вступивший в силу приговор одному из фигурантов — начальнику управления навигации и океанографии Минобороны Сергею Травину. Отметим, что слушания проходят в закрытом режиме из-за наличия в деле документа, содержащего гриф «совершенно секретно».

Ленинградский окружной военный суд (ЛОВС) провел первое слушание по существу дела в отношении начальника управления навигации и океанографии Минобороны капитана первого ранга Сергея Травина, его подчиненного — начальника океанографического отдела капитана первого ранга Леонида Шальнова, заместителя начальника производства ФКУ «280 Центральное картографическое производство ВМФ» (ЦКП ВМФ) Алексея Глазко и генерального директора ООО «Управляющая компания “Проминвест”» Бориса Савельева. По версии следствия, они похитили почти 70 млн рублей, выделенных из бюджета на подготовку повторной заявки России в комиссию по границам континентального шельфа, действующую в рамках Конвенции ООН по морскому праву.

Заявка России в комиссию ООН, внесенная в конце августа 2015 года, была второй попыткой МИДа доказать, что границы РФ, благодаря географическим особенностям, простираются далеко в Северный Ледовитый океан. В 2002 году комиссия отклонила аналогичную заявку России из-за недостаточного количества аргументов.

Следствие считает, что при подготовке повторной заявки Сергей Травин предложил провести дополнительные гидрографические исследования, а Алексей Глазко обосновал их необходимость. ООО «Управляющая компания “Проминвест”», принадлежащая Борису Савельеву, по условиям контракта должна была сделать фотографический план местности на точной геодезической основе: это якобы требовалось для создания новых и корректуры имеющихся морских карт. Следствие считает, что для получения фотографий с космических аппаратов гражданского назначения высокого разрешения Сергей Травин мог обратиться в «Роскосмос», который по закону был бы обязан предоставить эти сведения на безвозмездной основе. Но фигурант дела в госкорпорацию не обратился. Такое решение следствие объясняет тем, что Сергей Травин понимал: ортофотопланы для создания новых морских карт использовать не планировалось.

Защита планирует оспаривать эту позицию, ссылаясь на то, что «новые границы за пределами 200-мильной зоны — это тема переговоров, а действующие границы все равно подлежат уточнению и корректировке». Снимки «Роскосмоса», по словам адвоката Павла Сафонова, представляющего интересы Сергея Травина, использовать было нельзя: они не соответствовали требованиям и задачам работ.

Кроме того, в обвинительном заключении указано, что контракт был составлен с нарушением антимонопольного законодательства. При этом решением УФАС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 15 декабря 2016 года рассмотрение дела прекратили, поскольку нарушения закона «О защите конкуренции» не обнаружили. Адвокат обращает внимание на то, что прокуратура решение не обжаловала, но в обвинительном заключении, утверждаемом надзорным органом, все равно говорится, что контракт требованиям антимонопольного законодательства не соответствует.

Обвинения, предъявленные фигурантам, строятся на четырех экспертизах. Одна из них, проведенная Московским государственным университетом геодезии и картографии (МИИГАиК), установила, что 64 из 165 снимков не соответствуют техническому заданию по диапазону отклонения от надира (направление, указывающее точно вниз под конкретным местом.— “Ъ”), а на девяти снимках превышена допустимая облачность. Все это, по мнению экспертов, мешает получить качественные ортофотопланы. При этом эксперты признают, что по некоторым пунктам требования технического задания исполнены (например, по формату, общей площади покрытия и актуальности), но все равно делают вывод: «Требования ТЗ к госконтракту не выполнены в полном объеме». По мнению стороны защиты, проведенные экспертизы тенденциозны, а их выводы слишком обобщенные. «В этом случае мы можем говорить о признаках должностного преступления, а не о мошенничестве,— считает господин Сафонов.— По нашему мнению, квалификация деяния по ч. 4 ст. 159 УК РФ является необоснованной, а говорить о полном неисполнении контракта нельзя».

Рассмотрение уголовного дела, насчитывающего 42 тома, пытались начать еще в августе прошлого года, но этому помешал вопрос об определении подсудности: начав рассмотрение, 224-й гарнизонный военный суд (ГВС) решил передать дело в вышестоящую инстанцию, поскольку оно содержит секретные материалы. По словам адвоката, гриф «совершенно секретно» имеет отсылочный документ и непосредственно в томах дела не содержится.

Осенью на предварительных слушаниях ЛОВС, являющийся вышестоящей инстанцией для ГВС, посчитал рассмотрение дела невозможным, поскольку на тот момент в отношении Сергея Травина имелся не вступивший в законную силу приговор по другому уголовному делу о превышении должностных полномочий. В феврале горсуд Санкт-Петербурга изменил приговор в отношении Сергея Травина и гендиректора Государственного научно-исследовательского навигационно-гидрографического института Министерства обороны (ГНИНГИ) Сергея Курсина. Ранее Кировский районный суд Санкт-Петербурга признал их виновными в злоупотреблении должностными полномочиями, установив, что они выплатили бухгалтеру подведомственного Минобороны предприятия «золотой парашют» в размере 2 млн рублей. Горсуд переквалифицировал ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) на более легкую ч. 1 и освободил осужденных от наказания за истечением сроков давности.

«Сейчас все обстоятельства, препятствовавшие рассмотрению нового дела, разрешены, и мы приступили к судебному следствию»,— уточнил адвокат. По предварительным оценкам адвоката, рассмотрение дела может занять около трех месяцев.

Источник: «Коммерсантъ»