Маршевые батальоны вируса

Министерство обороны не просто второй раз наступает на одни и те же грабли, а делает это строевым шагом парадных расчетов.

Когда президент Владимир Путин обнародовал свой приказ (именно приказ!) отложенный с 9 мая из-за пандемии Парад Победы провести 24 июня 2020 года, «Свободная пресса» уже высказывала предположение, что Министерству обороны придется очень непросто. Главным образом, потому, что на подготовку к торжественному маршу войск по Красной площади остается менее месяца. А в подмосковном Алабино, где располагается плац Таманской мотострелковой дивизии, на котором по традиции ежегодно тренируются парадные расчеты, еще, как говорится, конь не валялся.

Вкратце, на сегодня парадная «диспозиция» такова. 15 тысяч солдат, матросов и офицеров как положено — загодя свезенных со всей России в Алабино ежедневно рубили по здешнему плацу строевым шагом с конца марта до 16 апреля. Потом из-за коронавируса, который принялся все энергичней валить на госпитальные койки и личный состав парадных батальонов, последовала от Кремля запоздалая команда «Стоп!».

Некоторых командиров с ходу обвинили в том, что они в Алабино злостно не уберегли подчиненных от заразы и тем поставили под угрозу выполнения задания государственной важности. Их немедленно сняли с должностей. Как, например, начальника Военно-медицинской академии имени Кирова генерал-майора медицинской службы Александра Фисуна и начальника Нахимовского военно-морского училища вице-адмирала запаса Алексея Максимчука.

Подчиненных этих и иных военачальников частью отправили в госпитали, частью заперли в казармах на длительную обсервацию. Как следует из сообщений прессы, в одной только Военно-космической академии имени Можайского (Санкт-Петербург) изолировать пришлось не меньше 800 курсантов. Большая часть из них к середине мая сидела под замком в учебном центре академии в Лехтуси. Другие оказались в лазарете на Ждановской улице Питера.

Тем, кому повезло больше, 5 мая велели досрочно завершить обучение и отправляться в отпуска по домам. Подальше от коварного вируса. И чтобы — если уж кому-то из курсантов все же суждено заболеть! — виноватыми были кто угодно, но не отцы-командиры.

Однако, увы, в ряде случаев военные сделали только хуже и себе, и другим. Потому что часть бессимптомно заболевших участников парадных тренировок понесли вирус по российским городам и весям.

Так, зараженными оказались сразу более 30 курсантов-отпускников Михайловской военной артиллерийский академии, вылетевших 5 мая к папам и мамам в Бурятию, но «перехваченные» медиками с термометрами в руках в аэропорту Улан-Удэ. Об этом 18 мая сообщила пресс-служба управления Роспотребнадзора республики. Десять гостей из Питера были срочно госпитализированы. Остальные отправили на амбулаторное лечение в местные больницы.

Но и это еще не все потери среди тех, кто еще полтора месяца назад «тянул носок» в Алабино. Вернувшихся в свои части солдат-срочников, годичная служба которых завершилась к нынешнему лету, от греха подальше поскорей отправили в запас. Курсантов выпускных курсов военных училищ и академий досрочно сделали лейтенантами и как раз 9 мая досрочно надели им офицерские погоны.

Теперь Министерство обороны прикладывает просто титанические усилия, пытаясь досрочно вернуть в части хотя бы тех отпускников, которые к середине апреля успели получить на плацу мотострелков-таманцев хоть какие-то строевые навыки. Всем им велено вернуться в свои воинские части не позднее 3 июня. То есть — всего за три недели до Парада Победы.

Уже 8 июня все участники Парада Победы-2020, включая даже курсантов-владивостокцев из Тихоокеанского высшего военно-морского училища имени адмирала Макарова, обязаны снова стоять на плацу Таманской дивизии. А дальше шагать придется ежедневно, наверстывая упущенное время.

Комментируя это решение, главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии Олег Салюков высказался почти ласково, по отечестки: «Для новых участников парада это будет определённым испытанием, и позаниматься им предстоит побольше».

Можно точно сказать, сколько это будет — побольше. До упаду. До полного изнеможения. До кровавых мозолей. Потому что время уже давно убегает от российских генералов со скоростью Ниагарского водопада. А листок календаря с надписью «24 июня» круглосуточно пульсирует, как лампочка на пульте сигнализации по команде «Боевая тревога!».

Можно предположить, что в оборонном ведомстве подозревают: распоряжение о досрочном прекращении отпусков многими военными их родителями будет встречено без энтузиазма. Поэтому решено действовать прямо-таки беспрецедентно.

Очевидно, для придания вызовам особой весомости, телеграммы с требованием срочно вернуться к местам службы, отправлены не как обычно — за подписями всего лишь командиров частей. К примеру, по домашним адресам гостящих у пап и мам 66 девушек-курсантов Вольского филиала Военной академии материально-технического обеспечения, участвовавших в апрельских тренировках в Подмосковье, телеграммы ушли с факсимиле заместителя министра обороны генерала армии Дмитрия Булгакова. Об этом на оперативном совещании в Саратове рассказал военный комиссар Саратовской области Андрей Старков. Получив такую невиданно-суровую казенную бумагу, в Алабино пешком не пойдешь — побежишь! Что, собственно, и требуется сегодня от участников парада.

Но и это еще не все проблемы. С теми, кто давно принял военную присягу, церемониться точно не станут. Поставят в строй и заставят готовиться к торжественному маршу до полного посинения. А как быть с несовершеннолетними участниками парада — с суворовцами, нахимовцами, ротой барабанщиков Московского военно-музыкального училища имени генерал-лейтенанта В. М. Халилова? Ведь с ними было много хлопот еще в апреле. Тогда их родители массово требовали освободить этих практически еще детей от парадных тренировок и отправить по домам до нового учебного года. В Сети был организован сбор подписей под соответствующим обращением к министру обороны Сергею Шойгу.

В том, что те родители оказались, по сути, правыми в своем беспокойстве, все убедились очень скоро. Когда стало известно, что, по крайней мере, 31 нахимовец в Питер вернулся из Алабино инфицированным. То же самое, хотя и не в таких масштабах, случилось и с суворовцами из Твери, которые во время тренировок базировались в подмосковном Краснознаменске. «В ходе проводимого медиками тестирования воспитанников Тверского суворовского военного училища на коронавирусную инфекцию пробы восьми суворовцев дали положительный результат», — подтвердили в Минобороны.

И как теперь быть? Привлекать ли несовершеннолетних после случившегося теперь и к репетициям парада, назначенного на 24 июня? Судя по некоторым данным, генералы и сами в растерянности. С одной стороны — парад в юбилейный год должен быть максимально зрелищным и необычайно масштабным. С другой — как это сделать, если из давно утвержденного и посекундно выверенного плана исключить нахимовскую и суворовскую «коробки»?

Новость, которая на этот счет пришла из Питера, свидетельствует, на мой взгляд, о полном разброде в генеральских головах. Там на днях на совещании, посвященном местному параду на Дворцовой площади в честь 75-летия Победы, выступал командующий войсками Западного военного округа генерал-полковник Александр Журавлев. И заявил: самые юные участники смогут присоединиться к параду только с разрешения родителей или их опекунов.

Вряд ли генерал Журавлев лично это придумал. Скорее всего, таково решение по несовершеннолетним в погонах, принятое на уровне Минобороны. Тогда оно касается и предстоящего парада в Москве на Красной площади.

В таком случае логичны, на мой взгляд, вопросы: в какой форме должны быть даны эти родительские разрешения? Очевидно — в письменной, потому что в ином случае никто ничего доказать не сумеет. В том числе — прокурорам. Однако как собрать разрешения в считанные дни, если воспитанники съехались в Тверское суворовское и Нахимовское училища со всей России? И что будет, если разрешение папой с мамой сначала дадут, а потом (еще до 24 июня) отзовут обратно? За день или за два до торжественного марша заменять невезучего суворовца или нахимовца в его успевшей хоть как-то сплотиться шеренге? Рискованно для геометрии зрелища.

Более чем уверен, что перечисленные проблемы — лишь малая, видимая часть гигантского организационного айсберга, внезапно возникшего перед Сергеем Шойгу и его подчиненными. Хорошо хоть боевую технику еще в апреле кем-то весьма предусмотрительным решено было оставить в Алабино, а не возвращать по местам дислокации. Так что с нею проблем быть не должно. Как и с авиационной частью парада, которую мы увидали 9 мая, а теперь получим возможность полюбоваться ею «на бис» и 24 июня.

Главная головная боль Минобороны — люди. Но Парад Победы в любом случае состоится в срок. Хорошо бы — без сучка и задоринки. То есть — как обычно.

Источник: «Свободная пресса»