Лицо нашей армии

Отец тюменского срочника Рамиля Шамсутдинова, убившего в забайкальской части восьмерых человек, впервые после инцидента поговорил с сыном. Итогами встречи он поделился с журналистами, ожидавшими его у ворот СИЗО.

«В общих чертах рассказал, что произошло, — цитирует слова Салима Шамсутдинова телеграм-канал «Подъём». — «Деды»-старослужащие издевались над ним. Видно, стыдно стало, говорит: «папа, прости, я иначе не мог. Или они бы меня грохнули, или я их. Что они со мной делали, я не прощу».

В показаниях Рамиль говорил, что офицеры обещали его изнасиловать, его слова приводит издание Baza: «В тот день они пообещали меня опустить. Так и сказали, предупредили, что типа изнасилуют. Лейтенант в тот день мне сказал, что всё, понимаешь, после караула — всё будет. Всех молодых других до меня уже опускали, я знаю. А в этот вечер, значит, моя очередь, мне деваться некуда было, что мне делать?»

По словам отца Рамиля Шамсутдинова его сын и сейчас в целом не сожалеет о содеянном, его поступок был не спонтанным, а осознанным. Жалеет об убийстве лишь двоих человек из восьми, которые попали под траекторию выстрелов. Сейчас в стенах СИЗО он похудел, но чувствует себя бодро, только взгляд стал «тяжелый, мужской, взрослый». Рамиль надеется, что рано или поздно он выйдет на свободу.

«Он понял, что мы его не бросили, не оставили. Военные у него всё забрали, ему в СИЗО дали спортивную форму. В этом и был. Мы ему привезли всю одежду и на зиму, и демисезонную вплоть до носков, трусов. Он очень обрадовался», — говорит Салим Шамсутдинов. К его сыну также приехали адвокаты из Москвы, которые взялись за его защиту.

Отец рассчитывает, что сына приговорят не более чем к 15 годам лишения свободы, — сообщает РБК. «Хотя бы не пожизненное, он же еще молодой [Рамилю Шамсутдинову 20 лет]. Ну дадут ему лет 15. Он же и выйдет оттуда молодым. Ему дальше продолжать нормально существовать».

4 ноября специалисты из Забайкалья раскрыли социально-психологическую характеристику личности Шамсутдинова. Документ, составленный комиссией при обследовании военнослужащих, оказался в распоряжении издания РБК.

В характеристике психологи указали, что уроженец Тюменской области «способен к оказанию физического воздействия на других», объяснив это тем, что срочник был «отлично физически развит» из-за увлечений спортом. Кроме того, в документе зафиксировано, что Шамсутдинов в армии вел себя как конфликтный человек, нетерпимый к подчинению. За несколько месяцев службы он успел получить множество замечаний и выговоров от старших по званию – в частности за нарушение техники безопасности при обращении с оружием во время учебно-боевых упражнений.

Этот очередной перл от Минобороны снова возвращает нас к главному вопросу: Кто с такой характеристикой разрешил рядовому выполнять боевую задачу? Командир части? Заместитель по воспитательной (военно-политической работе)? Психолог? Они все уже под следствием?

В Минобороны долго думали и наконец сотворили вердикт: Шамсутдинов мог пойти на преступления из-за нервного срыва, однако, эмоциональное напряжение не было связано со службой в армии, а возникло на почве личных переживаний.

Выдыхаем. Медленно. Такая у нас армия. Такие там умеют лепить отмазки. Такой вот уровень…

И напоследок: Саид-Магомед Чапанов, известный как адвокат главы Чечни Рамзана Кадырова, вместе со своим коллегой Равилем Тугушевым отправился в Читу, чтобы защищать интересы солдата-срочника Рамиля Шамсутдинова, расстрелявшего сослуживцев в войсковой части в Забайкалье.

Лев Удалович