Караул устал…

Вал новостей о самоубийствах среди солдат срочной службы ставит под вопрос компетентность командования всех уровней. Вплоть до Верховного Главнокомандующего.

Один из трех офицеров Росгвардии, привлеченных к дисциплинарной ответственности за самоубийство солдата срочной службы, добился через суд снятия с себя взыскания. Между тем выясняется, что срочник покончил с собой выстрелом из автомата в карауле, хотя вообще не был допущен к службе с оружием.

Судья Екатеринбургского гарнизонного военного суда Юрий Находкин удовлетворил требования начальника службы войск и безопасности военной службы штаба регионального подразделения Росгвардии Алвана Алиева о признании незаконным приказа командующего Уральским округом войск национальной гвардии генерал-полковника Александра Попова от июня 2019 года, которым он был предупрежден о неполном служебном соответствии.

Поводом для дисциплинарного наказания стали итоги служебной проверки по факту резонансного самоубийства солдата-срочника Олега Муллаянова из Нижнего Тагила, проходившего службу в в/ч №3280 в ЗАТО Новоуральск. Эта часть создавалась для организации охраны и обороны государственного объекта — Уральского электрохимического комбината. Сначала она находилась в ведении внутренних войск МВД, а после — Росгвардии.

Согласно материалам дела, рядовой Муллаянов, которому около месяца оставалось до окончания службы, входил в состав группы трехминутной готовности и ночью 6 мая «допустил огнестрельное ранение головы в область виска слева из АК-74, от чего скончался».

58-м военным следственным отделом Следственного комитета России по Центральному военному округу было возбуждено уголовное дело по факту доведения до самоубийства (ст. 110 УК РФ), которое до сих пор расследуется.

По мнению же проверяющих Росгвардии, Алван Алиев организовал некачественное планирование мероприятий по совершенствованию охраны и обороны объектов и неэффективную выработку предложений по укреплению воинской дисциплины и поддержанию внутреннего порядка. В частности, было установлено, что за четыре месяца до инцидента в Новоуральске аналогичный суицид произошел в другой воинской части Росгвардии, после чего штаб разработал мероприятия по противодействию подобным случаям и в марте разослал их в подведомственные части. Однако профилактические меры господин Алиев не провел, а «лишь ограничился дублированием телеграммы в подчиненные воинские части».

Кроме того, в воинской части №3280 не проверялось хранение вооружения, из-за чего никто не знал, что вскрыть пирамиду с оружием и ящик с боеприпасами можно было «с помощью подручных средств». «Алиев в соответствии с пунктом 6.21 должностных обязанностей обязан уточнять опасные факторы военной службы, которые могут возникнуть при выполнении мероприятий повседневной деятельности, и определять меры по их нейтрализации»,— указывали ревизоры.

Более того, проверяющие установили, что погибший еще с конца 2018 года был включен в группу психодинамического наблюдения военнослужащих и не был допущен к службе с оружием.

Оказывается, у солдата был некий внутриличностный конфликт на почве неудовлетворенности самореализацией — «боязни позора (самоосуждения за неблаговидный поступок, совершенный до призыва на службу)». Соответственно, он не мог попасть в группу трехминутной готовности, которая была вооружена. В итоге за выявленные нарушения к дисциплинарной ответственности был привлечен Алван Алиев.

В свою очередь, суд снял неполное служебное соответствие с офицера из-за того, что ревизоры Росгвардии не установили время, место, способ и другие обстоятельства совершения дисциплинарного нарушения, а также его мотивы. Кроме того, было отмечено, что расследование уголовного дела по факту смерти срочника еще ведется и господин Алиев в нем не фигурирует. Представители Росгвардии обжаловали это решение в суде Центрального военного округа. Получить комментарии в Уральском округе войск национальной гвардии не удалось.

В Комитете солдатских матерей Новоуральска “Ъ” пояснили, что подробно разбираться в инциденте не стали. «Эта часть на хорошем счету, там срочников очень мало. Насколько нам известно, погибший оставил записку, что не может жить с прошлым. Там о неуставных отношениях речь не шла, но все равно командование части перетрясли»,— пояснила председатель комитета Екатерина Патракова. Известно, что после инцидента своих постов лишились командир части полковник Дмитрий Калюга и его заместитель по воспитательной работе Евгений Осипов.

Источник: «Коммерсантъ»